На смерть Жванецкого «фото»

На смерть Жванецкого

Он был великим писателем, хотя и не считал себя принадлежащим к «большой литературе». При этом он был любим и ценим тем самым кругом «настоящих писателей», которых он таковыми считал и к которому себя не причислял.

Он никогда не был героем и борцом с режимом. Но он так его высмеял, так убедительно продемонстрировал «простому советскому человеку» абсурд и нелепость совка, что делегитимизировал его в глазах обывателя, и, в конечном итоге, сделал для его падения больше, чем многие борцы.

Он был конформистом, но ни разу ни пошел против совести. Он не сделал ничего такого, за что можно было бы его упрекнуть. Не подписал ни одной верноподданической бумажки. Наоборот, подписывал протестные письма против чеченской войны, против попытки красно-коричневого переворота в России в 1993 году, против преследования Пусси-райот. И против оккупации Крыма. И попал в 2015 году в «белый список» украинского Минкульта.

Да, были вещи которые он мог бы сделать не сделал. Он принял из рук Путина орден уже после начала российской агрессии против Украины. Мог бы гордо кинуть его в лицо фюреру. Но глупо было требовать от 85-летнего больного человека начинать карьеру бесстрашного борца с режимом. И да, наверное мелькать под занавес в «одесском пароходе» вместе с нерукопожатным Пореченковым тоже не стоило…

Тем не менее он не испортил себе некролог. Просто внес в него некоторые омрачающие нотки, которые ему можно простить. И есть за что простить.

Он останется автором гениальных мемов, мудрых, ироничных и интеллектуальных. В них было больше философии чем юмора. Он умел чутко улавливать и безошибочно формулировать. Над некоторыми фразами хотелось плакать.

Хотя сегодня их смысл уже приходится объяснять. Вот, например, сказанное сразу после перестройки и открытия границ: «это как же надо ненавидеть эту страну, чтобы уехать после такОго ремонта».  А некоторые до сих пор работают: «извечный русский конфликт — это борьба невежества с несправедливостью». К сожалению этот конфликт не только русский.

Меня раздражает культ одесского юмора, но Жванецкий был самым великим порождением и проявлением этой традиции. Вернее, единственным великим.

Я не был с ним знаком. хотя знакомились мы неоднократно. В последний раз я подошел к нему с улыбкой со словами: вы меня, конечно, опять не узнаете)) Он не узнал. Жена Наталия и Олег Сташкевич напомнили про мою выставку, на открытии которой он был. Классик вспомнил и сказал: Да-да, конечно, но ничего. Надеюсь, мы еще не раз познакомимся. Я сказал: Ну да, до 120.
Больше мы не встречались. Не пришлось познакомится со Жванецким в восьмой раз.

R.I.P. Светлая память.