Ушла эпоха

Я не в состоянии ни то что скорбеть, но и вообще сожалеть об уходе в мир иной людей, которые: 1) полностью себя реализовали; 2) отошли в мир иной в преклонном возрасте по естественным причинам; 3) сохраняли творческую и прочую работоспособность до самых последних дней (лет).

Я бы и сам хотел бы повторить такие финты.

Гораздо печальнее смотреть на людей, которые сами не пожили толком, и у которых в ушах рефреном звенят строки Земфиры «я так боюсь не успеть хотя бы что-то успеть». Либо на тех, кто сделал что-то значительное, но не смог вовремя уйти из профессии, а на остаток дней превратился в посмешище.

Это все не про Жванецкого. У него то все было идеально. Можно было бы посочувствовать его раннему периоду, когда запрещали и преследовали инакомыслящих. Но ведь именно на тот период обостренного советского маразма пришлись его лучшие творческие годы и именно тогда его едкая сатира была наиболее востребована

Я Жванецкому никогда не сочувствовал, и, видимо, скорбеть о нем тоже не в состоянии.  Эта высота гаммы чувств не про меня.

Биологическая активность человека более-менее предсказуема, так что финал любой гениальной головы предсказуем. Она ляжет в землю вместе с остальным телом.

Будет ли живо его творчество в веках — покажет время. Кстати, надеюсь, что нет, но не потому что Жванецкий – недостаточно хорош для этого. Просто его едкий юмор наиболее понятен тем (и только тем), кто застал поздний совок, время разложения тоталитарной системы.

Жванецкий сделал свое дело, и за это ему огромное спасибо. Надеюсь, его юмор больше не пригодится, и он не будет понятен. Встречал парадоксально много юных любителей Цоя, кажется, их полно в каждой подворотне, где слышен гитары звон. Гораздо меньше встречал юных любителей Высоцкого. Юных любителей ММЖ не видал, эта ниша наглухо занята героями дня сегодняшнего.

Уйдут люди, которые знали, как сделать самогонный аппарат в тумбочке, как зашивать носок, натягивая его на лампочку, как вырастить на подоконнике алоэ и закапать его в нос. Как печатать самиздат через три копирки и как передавать шепотом из уст в уста гениальные пассажи Жванецкого. И настанет время полной и неограниченной свободы! (но это неточно).

Будут новые рассвет, ренессанс и смута, и будут описатели, воспеватели и критики происходящего. Они вырастут, ничего не зная о Жванецком и не догадываясь о том, что выросли и на его наследии тоже. Чем меньше мы будем понимать и помнить Жванецкого, тем, значит, дальше от нас эпоха, которая исчерпала себя в том числе благодаря его гениальным текстам.