Год карантина: как пандемия коронавируса изменила Одессу «фото»

Год карантина: как пандемия коронавируса изменила Одессу

Пандемия коронавируса и все, что с ней связано, настолько плотно вошли в нашу повседневную жизнь, что мы уже начали забывать, как и когда все это началось. А между прочим, 12 марта исполняется ровно год с того момента, как в Украине ввели карантин.

Корреспондент Украинской Службы Информации Сергей Ищенко напомнит, как Одесса прожила этот год и как изменились мы сами.

Хроника карантина

За этот год мы пережили карантинные ограничения в самых разных вариациях – от едва ощутимых до весьма обременительных. Итак,

— с 12 по 24 марта 2020 года у нас был просто карантин;

— с 25 марта по 10 мая – локдаун;

— 11 мая карантин стал адаптивным (некоторые города и районы Одесской области оказались в красной зоне, а большая часть региона – то в желтой, то в оранжевой);

— с 14 по 29 ноября действовал карантин выходного дня;

— с 30 ноября 2020 года по 7 января 2021 года по всей Украине ввели ограничения оранжевой зоны;

— с 8 по 24 января – снова локдаун;

— 25 января страна вернулась в оранжевую зону;

— с 24 февраля карантин опять адаптивный, Одесса – в желтой зоне.

Кого и что мы потеряли?

Во-первых, и это самое печальное, – людей. По данным на утро 11 марта, от последствий COVID-19 в Одесской области умерли 1505 человек.

Во-вторых, деньги. Карантинные ограничения оказались довольно серьезным испытанием для экономики города и региона. В областном департаменте экономического развития подсчитали, что только за время действия карантина выходного дня каждую субботу и воскресенье местные бюджеты недополучали по 60 млн грн. А закрытые границы, опустевшие аэропорты и вокзалы стоили Одессе как минимум 4 миллиона гривен – по словам главы городского департамента культуры и туризма Татьяны Марковой, настолько снизились доходы от туристической отрасли по сравнению в сезоном-2019.

Снижение экономической активности заставило работодателей экономить на работниках: в декабре прошлого года по показателям средней зарплаты Одесская область оказалась аж на 12-м месте в стране. А общая сумма долгов по зарплате, по подсчетам областного управления статистики, выросла почти в 2 раза.

В-третьих, работу. Весной прошлого года, когда закрылись многие мелкие бизнесы и предприятия в сфере услуг, в области из более чем 1 миллиона работоспособных жителей работали всего 510 тысяч. Правда, эти данные очень неточные, так как речь идет только об официально оформленных работниках. Тем не менее, то, что многие одесситы и жители области остались без работы – это факт. Пострадали и предприниматели: за год закрылись 1462 ФЛП.

Что мы получили?

Зато карантин, что ни говори, серьезно поспособствовал пресловутой диджитализации и приблизил то самое «цифровое» будущее. Школьные учителя освоили платформы вроде GoogleClassroom и Zoom, многие предприятия во время локдауна уходили на «удаленку», а число одесситов, пользующихся онлайн-покупками и дистанционными услугами, выросло в разы.

Впрочем, у такого «прогресса» есть и обратная сторона. Учителя жалуются, что на «дистанционке» теряется непосредственный контакт с учениками, а юристы-трудовики – что работодатели компенсируют потери от карантина за счет зарплат и прав работников.

А вот другое последствие карантина – исключительно со знаком «плюс». Это солидарность и взаимопомощь, которую проявили и продолжают проявлять многие одесситы. Волонтерское движение, помогающее больным и больницам, по масштабам можно сравнить с помощью военным и беженцам в первые годы АТО, а глава благотворительного фонда «Корпорация монстров» Катерина Ножевникова стала, без преувеличений, одной из самых влиятельных и узнаваемых людей в городе.

«Корпорация монстров» получила партию кислородных концентраторов для заразившихся коронавирусом. Екатерина Ножевникова – слева 

Как мы изменились?

У нас появились новые привычки. Мы теперь знаем, что, входя в супермаркет, маску надевать обязательно, иначе ничего не продадут, а вот садясь в маршрутку, – уже на свое усмотрение, все равно никто не проверяет. А те из нас, кто и в «докарантинной» жизни не очень любил прикасаться к посторонним людям и болезненно переживал необходимость, например, рукопожатий – теперь получили вполне официальную причину от них отказаться.

Мы стали больше думать о своем здоровье, а авторитетные врачи составили серьезную конкуренцию модным блогерам. А в нашем повседневном словаре прочно «поселились» медицинские термины и названия лечебных аппаратов, о которых раньше знали разве что узкие специалисты.

К слову, этим летом в регионе серьезно снизилось число заражения кишечными инфекциями – в том числе, и потому, что люди стали внимательнее относится к тому, что и как они потребляют. Впрочем, повальный интерес к медицине имеет и обратную сторону – количество «народных инфекционистов» и доморощенных экспертов в соцсетях и на кухнях тоже выросло в разы.

И, конечно же, карантин стал еще одним предметом общественных дискуссий. Одесситы, как и жители остальной Украины (да и, наверное, всего мира) разделились по разным лагерям в зависимости от отношения к ограничениям, вакцинации и даже веры в существование самого вируса. Вероятно, каждый из нас за время карантина задумывался, стоит ли поддержать дружескую беседу на актуальную тему, или лучше не надо – чтобы внезапно не услышать от собеседника про вышки 5G и коварного Билла Гейтса?

***

Так или иначе, но год прошел, а COVID-19 по-прежнему с нами и уходить, кажется, не собирается. Во Всемирной организации здравоохранения прогнозируют завершение пандемии не раньше следующего года, а одесские медики и волонтеры не исключают третьей волны, а вслед за ней – очередного локдауна. А значит, изменения, которые принес в нашу жизнь карантинный год – это надолго.

Ранее на  USIonline.comТретья волна коронавируса в Украине: когда ждать локдаун?

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.