Татьяна Милимко: Что говорят люди, вспоминая о Голодоморе «фото»

Татьяна Милимко: Что говорят люди, вспоминая о Голодоморе

27 ноября в 16:00 в Украине опустят государственные флаги, состоится общенациональная минута молчания. Главный редактор Украинской Службы Информации Татьяна Милимко поделилась воспоминаниями пожилой женщины Улиты Синицы, которая пережила трагедию Голодомора в Одесской области.

Бабушка Улита все же засмеялась. Когда начала рассказывать, как ела ежика. Нет, там вначале была настоящая охота. Она за ним бегала, ловила. Потом не знала, как избавиться от иголок и облила их солярой, подпалила. Ежик стал как кабанчик. Говорит и смеется: «Як кабанчика обпалила його. А він смачний».

Потом был рассказ о лошади. Почти как в мультике про ежика и лошадку. Лошадь тоже съели. Правда, не убивали. Ждали пока сама сдохнет, а потом с топорами бежали отрубить по куску мяса, принести домой и накормить семью. Чтобы не пухли, чтобы не умерли. С голода.

Этот рассказ мне пришлось услышать в записи. Воспоминания бабушки Улиты сохранил студент-первокурсник исторического факультета ОНУ им. Мечникова во время практики в 2008 году. Это был Николаевский район Одесской области. Видео оказалось у меня. Его никогда раньше не показывали по телевизору, да и сама интервьюируемая говорила о Голодоморе впервые. Как? Журналистская удача.

— А что уже можно говорить об этом? — спросила бабушка Тася.

Они все боялись. Не столько каких-либо репрессий, сколько своей собственной памяти. Семья бабушки Таси из Сумской области была раскулачена. Их обувную мастерскую отобрали, отца посадили, а многодетную мать с детьми вышвырнули через окно на снег. Пришлось идти просить милостыню. 9 детей было. Семерых мама похоронила. Голод. Бабушка Тася была младшей. Я слушала ее и не верила ушам. После интервью она собрала мне в пакет печенье, вытерла крошки со стола и не выкинула их. Знаю, что не выкинет.

А еще рассказы, как они убегали, чтобы не быть съеденными, как лепили из акации лепешки, как ненавидели тех, кто их сдавал, и каково потом было жить с этими людьми в одном селе. И о милосердии… О тех, кто выдавал сапоги на размер больше, чтобы дети могли туда прятать зерно, как на дно бидона с сывороткой клали кусочек масла и усыновляли чужих детей, родители которых не пережили Голодомор 32-33…

Жуткие истории переслушала. Но это было.

И никогда не должно повториться.

И да. Смеялась она не потому, что есть ежика смешно, а потому, что благодаря этому, они остались живы.