Татьяна Милимко: О ликвидаторах Чернобыльской катастрофы «фото»

Татьяна Милимко: О ликвидаторах Чернобыльской катастрофы

14 декабря в Украине чтят память о подвиге тех, кто своими силами боролся с последствиями катастрофы мирового масштаба. В военно-историческом музее на Пироговской есть экспозиция, посвященная 262-му Отдельному механизированному полку войск Одесского военного округа, который принимал участие в ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы. Речь пойдет о непосредственном участнике тех событий - генерале Николае Шмале. Главный редактор УСИ Татьяна Милимко общалась с героем, который сумел сохранить тогда всех призывников.

Он все время ждал команду. Военный.

— Ну вы дадите команду, когда можно, да?

— Уже можно…

И начал рассказывать о том, как ликвидировал последствия аварии на ЧАЭС. Это были майские праздники. Его полк подняли по тревоге. Надеялись, что учебная. В постпохмельном синдроме, все шутили. Когда узнали куда едут, протрезвели.

Генерал Шмаль рассказывал, почему-то о том, как он строил столовую своим бойцам. Как обтягивал ее пленкой, потом сверху накрывал брезентом.

— А что, им же кушать надо было.

И он приказал вырыть ямы, чтобы хранить там продукты. Потому что холодильники не работали.

О том, как выглядела зона, как приходилось работать в страшных условиях, о радиации, превышенной в тысячи раз — ни слова. Только фраза — «из моих все вернулись живыми». Вопросы я задавала наводящие. Всё хотела узнать про пейзажи Припяти, да, Господи прости, про мутантов. А он — про еду и повышения. Не то. Журналистское — не то. Хоть знал все и был там везде. Месяц в зоне.

— А что вы можете сказать про рыжий лес?

— Рыжий лес?… Хм… Облако пошло туда… Да. Оно в секунды превратило хвойные деревья в страшные и рыжие… сын у меня был. Тоже военный. Но, нам нельзя было служить вместе. Он был в другой части. Его и отправили рубить этот лес. Никто из ребят не остался жив. И он тоже… Тридцать три года было сыну… Двое внуков у меня. А мои все остались живы, я их кормил, но с сыном вместе быть нельзя было… Забрал его рыжий лес.

Недавно был день ликвидатора последствий аварии, которая  еще несколько сотен лет будет напоминать о себе. Спасатели много знают. И они грустны. Тот, кто успел сделать себе удостоверение, тот и чернобылец. И не всегда это люди, которые там были. А остальные — остались забытыми. И те мальчики, которые лес рубили, и те, кто при максимальной норме 20 рентген, получал по две тысячи. У нас в военном музее есть маленькая экспозиция. Ее создал сам генерал Шмаль, за свои деньги. Чтобы помнили. О том, что саркофаг — это так… Не вечно и не так уж надежно.

Посетите экспозицию. Ему будет приятно. Третий этаж.