О котиках «фото»

О котиках

Меня зовут Алексей Кравцов, и в данный момент я фотографирую для УСИ. Я много фотографирую и мало пишу. Но иногда – все же лучше писать, чем фотографировать.

Раньше писал больше. Теперь это сложнее. Видимо, старость. Когда-то писал для «Ревизора», «АТВ», «Таймера», «Думской», «Храбро», «368». Это в Одессочке. А на экспорт — для AFP, МК, «Комсомолки». Вершиной своей писанины, наверное, нужно назвать газету «Сегодня», — той самой, которой торговали глухонемые в поезде «Одесса-Москва», и которая нынче стала «Рашей Тудей». С 15-го года я практически не пишу. По известным всем причинам. Но коронавирус 20-го заставил вернуться к прошлому. Мне такое не нравится, но, видимо, так надо.

Так вот. Всегда, когда я откладываю камеру, и ищу эту чертову букву Ё, это не про то, что «надо». Это про то, что «иначе невозможно». Прям, по Жванецкому. И сегодня я буду писать о котиках.

Так случилось, что сегодня, в «плюс ноль», дождь и типичный одесский январь, пришлось фотографировать обломки котика из морских камней в парке Победы. Был котик, и не стало. Вандализм? Вандализм! А до этого были котики, которым какие-то п…цы тоже пообламывали усы, лапы и хвост. А еще были котики, которых «открывала» помощник Гриневецкого. А до этого, — еще какие-то котики, которых то воруют, то устанавливают…

И дело ведь не в редакции. Дело – в повестке. В повестке дня, которая в Одессочке была и остается сугубо провинциальной. (с) Ройбурт.

Года идут, а мы с вами никак не перестанем быть селом Волобуевка, с соответствующими идеалами и запросами в Гугле. На «джентльмена», еще осенью, собрались что-то около полутора десятка камер. Это — президентский пул! Поломанный котик в парке — это новость дня. Когда одного из котиков в сквере Лябурб украли 2 года назад, это было проходной историей. Когда, две недели назад, разбили второго – об этом писали даже национальные СМИ.

Сегодня котиков у себя на парадном входе заказывают и скандальный застройщик, и мажорный отель. Причем с вязаными носками, хендмейд, все атрибуты душевности. При этом сами скульптуры пластиковые, а не медные. А это значит, что мы не в состоянии создать инфраструктуру, обеспечивающую безопасность этих атрибутов нашей собственной, локальной, одесской культуры. Иначе говоря, мы надеемся(!), что их не спи…дят. Но не можем этого гарантировать. Не можем найти ответственного. Не можем даже заплатить автору.

В общем, что. Мы хотим котиков, больше котиков, но у самих у нас – лапки. А еще мы хотим дом Руссова. И дом Либмана. И брусчатку. Мы хотим магии. И что бы она сама, но без нашего в ней участия.