Одесский архитектор Жанна Киселева превратила свой двор в достопримечательность (фото, видео)

Белые флажки, растения, старинные лавовые камни, гравий и мраморная ванна – все это полностью изменило внешний вид обычного одесского двора. Такие элементы привнесла во двор на Юрия Олеши, 5а известный архитектор Жанна Киселева. Во время карантина Жанна захотела украсить свой двор и создала настоящую достопримечательность. Теперь в этот обычный одесский двор приходят фотографы, тут проводят концерты и отмечают праздники.

О зарубежном опыте, о воспитании детей и об уникальном дворе Жанна Киселева рассказала Украинской Службе Информации.

Когда это случилось? Откуда взялась идея?

Около полугода назад, когда только начался карантин, мы решили привести в порядок наш дворик. Из-за карантина нельзя было проводить время нигде, кроме двора, и наши дети могли гулять только в нем. Так что в первую очередь мы сделали это для своих детей.

Мой муж подарил мне машину гравия то ли на 8 марта, то ли на день рождения. Это был лучший подарок! Я 10 лет живу в этом дворе, и на третий или четвертый год я случайно заметила, что асфальт в районе водостоков подмывается и оттуда видно, что под асфальтом есть лавовые камни. Я видела их во многих дворах, и знала, что их привозили балластом на кораблях итальянские моряки. Я мечтала о том, что мы снимем асфальт – и весь двор окажется в лавовых камнях. У меня была такая идея-фикс.

И как вы ее реализовали?

Мы заказали ребят, которые сняли за один день весь асфальт, и оказалось, что лавовых камней здесь на одну дорожечку, все остальное – плотный большой ракушечник. В момент, когда мы сняли это все и затеяли большой ремонт, начался карантин. Какое-то время дети играли на этих развалинах из асфальта, это тоже было забавно.

И, по-моему, уже в мае, через месяц или полтора, мой супруг Олег мне сделал подарок и подарил «КамАз» гравия. И у нас была такая вечеринка, – мы с архитекторами вместе распределяли этот гравий, расставляли эти лавовые камни весь день, и с двумя рабочими и нашим другом Димой мы смогли за один день поменять внешний вид двора. А так как мы знаем по своим архитектурным проектам, реально 70% эффекта – это пол или одно напольное покрытие.

Вы отдекорировали не только пол, но уделили внимание и верху, потолку, так сказать?

Наши друзья на Гешефте делали такие флажочки, и так как мы являемся поклонниками такой reuse и recycle идеи переиспользования каких-то предметов, мы увидели, что эти флажки после фестиваля они срежут и отвезут на склад, и скорее всего там они будут пылиться в темном пакете, коробке. И мы предложили ребятам перекупить у них эти флажки, повесили и поняли, что стало как-то более атмосферно.

Про нас, правда, говорят, что тут живет секта каких-то белых буддистов или каких-то монахов, – флажки вызывают у людей странные чувства. На самом деле, это была аллюзия на маленькие простыни, а это детские, маленькие, мышичьи простынки.

Вторую жизнь получили не только эти ткани?

Тут есть бревно, которое мы нашли в конце улицы, его спилил «Зелентрест» и оно оставалось там гнить, и мы его принесли сюда как скульптуру. Потихонечку начали обживать двор, ставить вазоны, кашпо: нам хотелось, чтобы вход в дом и в нашу архитектурную студию тоже был приятный.

В центе двора стоит большая ванна. Как она сюда попала? Она же, наверное, весит прилично?

Эта ванна весит 400 кг, ее нашла наша фотограф, моя подруга Марина, она листала OLX и нашла ванну за 3 тысячи гривен из мрамора в селе Прилиманском. Она тоже из Прилиманского – она поехала ее посмотрела, поняла, что у нее на участке ванну некуда поставить, и прислала мне эту ссылку со словами: «Слушай, а может, ты ее заберешь к вам во двор?».

И я подумала, что у нас негде ставить ванну, но она такая классная, это классическая римская форма, и я видела такую же в Апельсиновых садах в Риме – над ней лев и из нее течет вода, то есть, это фонтан. В общем, мы тут же позвонили этому парню и поехали спасать эту ванну, забрали. Этот парень купил участок у дедушки с этой ванной, и он даже не знал, откуда она там. Ее везли пятеро грузчиков, и доставка стоила дороже, чем она сама.

Проводите ли вы здесь какие-то события?

Мы делали детский Хэллоуин, мы проводим здесь детские дни рождения, у нас с мужем была 10-летняя годовщина свадьбы, мы решили, что не пойдем в ресторан, и сделаем это здесь. Еще какие-то детские мероприятия, у нас была вечеринка LeSilpo, и было два концерта за лето, и мы поняли, что больше шумных мероприятий мы тут не делаем, потому что соседям было достаточно трудно. Мы любим и уважаем время наших соседей, и их тишину, и нам не хотелось больше, чтоб они нервничали, переживали, и мы отказали всем, кто был в августе и сентябре, кто хотел здесь проводить какие-то концерты.

Что-то очень тихое, без усилителей и колонок – окей, или с тихой музыкой, что-то такое нейтральное.

Сейчас это идеальное место для фотосессий, приходят ли сюда люди, учитывая, что двор закрыли на замок и здесь нет такого открытого доступа?

Мы закрыли эту калитку, и в этот момент здесь стало чисто, безопасно, и тут перестали ходить в туалет, курить. Здесь есть недалеко несколько учебных заведений, и школьники стояли тут подкуривали постоянно под окнами. Нам хотелось, чтобы здесь была такая часть полуприватная, полупубличная, – это не приватное пространство, но все-таки с ограниченным доступом, чтобы мы могли контролировать, кто здесь обитает, потому что тут много ценных вещей. У нас, к сожалению, украли уличные детские кресла наших детей. У меня двойняшки, и девочки на них сидели, пили чай летом, что-то еще – и кресла исчезли.

Чтобы наслаждаться цветущими растениями, нам приходится закрывать калитку, и мы хотим поменять ворота, они уже старые, вываливаются из петель. Все лето здесь проводились лекции, какие-то были по пятницам – про искусство, художников. Мы поддерживаем проекты, которые как-то касаются нашей архитектурной деятельности, и мы проводили сами лекции со сбором на ворота.

Мы, кстати, просверлили там дырочки для детей, чтобы дети небольшого роста могли видеть, что тут происходит, потому что там внизу – глухой металл. Теперь тут можно подглядывать. Нам бы хотелось, чтобы это было открытое пространство, свободный доступ, но, к сожалению, наш город пока… (пожимает плечами. – ред.)

Тем не менее, оно со свободным доступом для тех, кто приходит с благими намерениями?

Да, можно нам позвонить, написать. Мы относимся к этому месту как к своей гостиной для всего двора.

Может, если бы все дворы Одессы были такими же, то и не было бы желания прийти сделать что-то не то. Люди бы росли в красоте.

Да, я уверена, что вкус наших детей воспитывается с самого детства. Мы, кстати, против такой системы супер-воспитания. Мне кажется, что они смотрят на нас и делают то же, что и мы. Мне бы хотелось, чтобы, если мы меняем как-то город вокруг себя, стараемся делать его чуть лучше, – и они тоже будут это делать. И у меня есть глубокая вера в то, что если в их сознании будет правильная история с хорошей средой – архитектурной, дизайнерской – то и их восприятие, их мир будут более позитивными, более энергичными.

Вы много путешествуете по миру, вас приглашают работать для классных архитектурных проектов, они у вас достаточно масштабные.

Мы делаем проекты отелей, и в нашем портфолио в этом году уже есть 20-й отель, то есть мы сделали 20 концепций отелей. Один отель, который мы делаем, есть у нас в Индии, – он сейчас стоит на паузе из-за пандемии. Мы недавно вернулись из Нью-Йорка, там мы сделали реконструкцию дома, легкими касаниями, мы там ничего не сносили, просто передекорировали его.

Именно из Нью-Йорка, кстати, эта традиция – украшать свое крыльцо дома тыквами и цветами осенью. И эта тема с Хэллоуином – она тоже оттуда. Мы почему-то попадаем в Нью-Йорк именно в это время, и это выглядит очень здорово – дети с конфетами, переодетые, очень карнавально все, по-доброму, и весь Бруклин, и весь Нью-Йорк украшены. Мы стараемся этот вайб, эту атмосферу, настроение –перенести сюда. Сохранить здесь кусочек Парижа, кусочек Нью-Йорка, которые есть в моем каком-то ощущении.

Одесса всегда была таким многонациональным, многокультурным городом, поэтому в этом дворе есть разные кусочки наших путешествий. У нас есть проект в Саудовской Аравии, в Бахрейне мы тоже делали проект. В пандемию все стало очень дистанционно, но в основном большая часть проектов – в Одессе, в Украине.

Не хотите передать эстафету другим дворам, чтобы они тоже, может, обратили внимание и присоединялись? Вроде бы здесь минимум, и ничего такого сверхъестественного, но оно так сочетается и в такой любви, что, может, это и играет такую манящую роль, что сюда хочется приходить?

Мы очень любим это место. Это одно из самых моих любимых мест в городе. И даже когда оно было еще с асфальтом, текущими люками и канализацией, и еще с кучей проблем, – даже тогда мне казалось, что эти арки – какой-то другой мир, портал. Это система порталов в какую-то лучшую, позитивную историю. Мы очень осторожно подкрашиваем тут граффити, которые нам тут оставляют, сохраняем эту историческую ценность, и не собираемся делать из двора какой-то супер евро ремонт, очень аккуратный, новый. Нам кажется, что его аутентичность и атмосфера – именно в том, что он такой, как есть.

Ранее на USIonline.com —  Больше котов! На Худграфе педуниверситета появились новые скульптуры.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Youtube.