«Мне больше продать нечего», – Екатерина Яблонская о том, что малый бизнес не переживет второго локдауна (видео, фото)

Под сильным впечатлением оказались многие одесситы и не только, когда на днях предприниматель Екатерина Яблонская рассказала на своей странице в Facebook о катастрофической ситуации в ее бизнесе. Искренний пост одесситки получил тысячи реакций – почему? Да потому, что ее слова попали «в десятку»: множество людей сегодня сталкиваются с теми же проблемами и думают о том же.

Главный редактор «Седьмого телеканала» Анна Кравцова специально для Украинской Службы Информации поговорила с Екатериной Яблонской, чтобы узнать детали, касающиеся ее ситуации, и убедиться, что побудило ее так ярко высказаться.

О том, что «болит»

Тема выживания в нынешних кризисных условиях для Екатерины очень важная и «болит», поэтому девушка говорит эмоционально, хотя, являясь действующим психотерапевтом, очень старается контролировать свои переживания.

Об эмоциях во время написания резонансного поста – наш первый вопрос Екатерине.

В первый локдаун мне пришлось работать с детьми, для того чтобы мы не закрылись тотально. Мы делали доставки «птичьего молока», которого у нас никогда не было, мы поставили супернизкую цену, для того чтобы это было доступно. Посыла было два: первый – чтобы мои люди не остались без зарплаты, чтобы не загнуться вконец, и второй – мне стало стыдно продавать то, что я продаю. Мне стало стыдно продавать в Luxury-сегменте – в той ситуации, в которой находятся все люди. Мне стало стыдно за мой богатый интерьер, за дом, который я снимаю за $1000, за тот образ жизни, который я веду, и я отказалась от этого всего, – говорит она.

Переосмыслив все, Екатерина залезла в долги, чтобы сделать в помещении ремонт, и уйти от Luxury-сегмента. Она работала по 16 часов, помогали ее дети 12 и 13 лет, и даже их 14-летняя подруга.

Они вчетвером делали торты «птичье молоко», и до 12 ночи развозили заказчикам по домам, причем иногда даже доставка обходилась дороже, чем сам торт, но удовлетворить человеческий спрос было важнее, считает Екатерина. Отклик от людей на такую заботу был невероятный, и наша героиня работала до тех пор, пока оборот не увеличился, что позволило начать возвращать сотрудников предприятия – несмотря на большие затраты на аренду и многое другое.

Мы работали, пока мне не удалось вернуть весь свой штат, выплатить всем зарплаты, погасить долги по аренде: одну аренду мне сделали месяц бесплатно, другую мне снизили на 50%, и меня это спасло!.

Мы начали подпольно лепить пельмени и набрали такие обороты, что смогли взять еще людей и дать им работу. Мне даже написала няня, которая работала у меня 10 лет назад, что ей тоже нужна работа, и она тоже лепила пельмени, чтобы заработать деньги. Потому что людям реально нечего было кушать.

Отдать долги и «выжить»

Очередным вызовом для девушки стала… Пасха. Дело в том, что в этот период, который любят все кондитеры, в прошлые годы Екатерина очень хорошо зарабатывала, но теперь решила вдвое снизить цену на паски (пасхальные куличи) – с 380 до 190 гривен. Она понимала, что не каждый сможет позволить себе паску и за 190, но установить цену ниже уже было невозможно из-за стоимости продуктов и аренды.

Тем не менее, этот рискованный шаг сработал, и он позволил постепенно возвращать долги.

У нас все хорошо, я начинаю потихоньку выплачивать долги, и тут читаю, что нас опять хотят закрыть?! Что я буду делать, чем я буду платить зарплаты, как отдать долги, которые нарастают?

Я продала Mercedes, пересела на битый Ford. Прошу прощения у тех, кого и Ford нет, но почему работает «Эпицентр», в котором нет никаких ограничений по людям? Зачем закрывать маленький магазин моей мамы, в который заходит 3 человека в день, кому он мешает? Мне кажется, что на маленькой площади проще проконтролировать соблюдение всех санитарных норм, чем на гигантском производстве. Всегда так было, что в маленькой кофейне качество лучше, чем в гигантской столовой, – убеждена Екатерина.

Девушка говорит, что когда писала прославивший ее пост, у нее тряслись руки и текли слезы. Она осознала, что нужно стараться делиться, если есть такая возможность. Например, ее потрясло, что один мужчина хотел ей помочь, пожертвовав 15 000 гривен. Она попросила его отправить эти деньги в «Корпорацию монстров».

Я отправила эти деньги туда, будучи сама в долгах. Нужно сейчас сплотиться, и делиться друг с другом, – уверена Екатерина.

Отклик важнее

Девушка выбрала нелегкий путь, хотя сама же говорит, что могла бы продолжать ездить на дорогой машине и, как говорят, «не париться». Но дело в том, что у нее произошли серьезные внутренние изменения.

Я уже 6 лет в гештальт-терапии, я практикующий психолог, и для меня важнее всего это ощущение себя и любовь себя. Когда ты ходишь, живешь дружишь с людьми, которые тебе не нравятся, с нелюбимыми людьми – это прежде всего предательство себя. Поэтому я никогда так не поступлю. Но кто-то выбирает это, кто-то получить больше удовольствия от сумки от Chanel, чем от любимого человека рядом, и неизвестно, кто из нас счастливее, так как у каждого свое счастье.

Я получаю удовольствие от своей работы, и когда я получаю feedback от людей это бесценно. Иногда думаю: я же просто торт сделала, а люди так благодарят, как будто я врач-хирург. Очень важны для людей их эмоциональное и душевное состояние.

Спасать себя, помогая другим

Мир быстро меняется, при этом непонятно в какую сторону, и неясно, когда закончится кризис, придумают ли вакцину от коронавируса. Екатерина далека от политики, но, когда «спустилась с Олимпа», обратила внимание, как сложно выживать людям, например, бюджетникам, тем же врачам, которым пообещали доплаты за борьбу с коронавирусом, но мало кто ее видел. Врачи, многие из которых работают из последних сил, очень благодарны за любую поддержку, хотя бы высказанную на словах.

Тем временем, общество меняется: из-за карантина люди больше сплотились, сдружились. В среде, где работает Екатерина, например, создались ресторанные ассоциации, которые объединяются, идут с требованиями в Верховную Раду, и это работает. Людей стали больше волновать проблемы окружающих, такой вывод делает Екатерина исходя из того, сколько людей ее поддержали лайками и репостами.

Раньше мы как волки жили, каждый преследовал свои интересы, и никого ничего не волновало. Я считаю, что нам нужно сплачиваться и думать о других, кто чуть меньше нас, чуть слабее нас, и помогать им.

Цитата

Я думаю, что важно не молчать, потому что проблема нашей страны в том, что мы молчим. А локдауна либо не должно быть, либо, если вы берете пример с Европы, то платите пособие такое, как в Европе или хотя бы половину, чтобы люди могли элементарно купить себе еду, заплатить за лекарства. Если вы все закрываете, то будьте добры за это отвечайте. Почему кто-то строит дом в Конча-Заспе, – я писала об этом в посте, – но у них нет в голове мысли сделать что-то для других. Наверное, кто-то делает, но этого не видно.

За это время, за лето, можно было построить пусть не больницы, но хотя бы шатры с отоплением, обучить волонтеров, пожарных, студентов, как ставить элементарно капельницы, и я уверена, что миллион людей бы это поддержали, я бы пошла! За эти 2-4 месяца, это вполне реально было сделать, но они не сделали ничего, чтобы этот локдаун прекратить, все все пустили по ветру – как будет, так будет, закроем, так закроем. У вас есть «подушка», а у меня нету, и что делать тем, у кого нету? Мне больше продавать нечего! Продать люстры, Ford мой битый?

Фото: Александр Бондарь

Интервью: Анна Кравцова, Валентина Фют

Смотрите на УСИ.Life большое интервью с Екатериной Яблонской.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.