Колодцы, фонтаны, водопровод: история с водой в степном городе

Люди около девяти тысяч лет тому назад начали использовать колодцы для добычи пресной воды. Поселенцы эпохи неолита уже использовали вырытые полости для поиска и получения воды, поэтому первые колодцы на месте Одессы появились вместе с первыми обитателями.

Откуда одесситы брали воду с момента основания города,  специально для читателей Украинской Службы Информации узнавал журналист и краевед Станислав Кинка.

Османское водное наследие и колоды старой Одессы

На месте нынешней Одессы было несколько поселений. Самые старые — древнегреческие. О них мы знаем из материалов археологических раскопок.

Более современные данные — о турецкой крепости «Ени-Дунья». В этом «Новом свете» (так переводится название с турецкого языка) точно были колодцы. О них вспоминает один из старожилов старой Одессы Аполлон Скальковский. Они размещались на территории нынешней улицы Балковской (тогда Водяная балка, даже название намекает на специфику этого места). Возможно, что их построили непосредственно перед тем как крепость взяли штурмом войска под руководством Де-Рибаса, ведь в 1784 году французский инженер Андре-Жозеф Лафитт-Клаве, который консультировал турок с точки зрения фортификации, описывал Хаджибей как место, где «есть лишь один колодец с довольно плохой водой».

Картина Геннадия Ладыженского, «Хаджибей», 1899 г.

Так или иначе, после занятия Хаджибея колодцы обустраивали солдаты, поэтому стоимость их была фактически равна нулю. Но вскоре число гражданского населения начало стремительно расти, и «турецких» колодцев, естественно, не хватало.

Цена на воду была велика. За ведро просили 3-5 копеек, а в засушливые годы цена доходила до 10-20 копеек. Это была цена фунта хорошего мяса.

В Одессе воду, слегка солонцеватую, привозили на лошадях из колодцев особые водовозы, а затем во многих домах собирали в цистерны стекавшую с крыш дождевую воду. Эту же воду собирали в «перерезах» (полубочках) для стирки белья прямо из сточных труб, — пишет Константин Скальковский в своей книге «Воспоминания молодости (по морю житейскому) 1843-1869». (1906).

Владельцами колодцев были самые разные люди — от архитекторов и помещиков, до отставных рядовых и мещан. Источники пресной воды были предметом постоянного поиска, а налог с колодцев составлял некоторую часть бюджета города. По данным на 1867 год, город получил с эксплуатации колодцев 1 847 рублей, потратив 500 рублей на содержание и ремонт источников воды.

Существовала и особая категория одесситов — водовозы. Во второй половине 1860-х гг., когда число колодцев и цистерн достигло максимума, в Одессе работало не менее 175 водовозов. По подсчетам Скальковского, водовозы зарабатывали неплохо: оплатив за воду владельцам колодцев, они получали до семи рублей в день за свою работу. Годовая выручка самых удачливых водовозов могла равняться 2 000-2 700 рублям. Конечно, это была не чистая прибыль, так как надо было содержать технику, обновлять сами бочки, т.е. платить бондарю, да и волы с лошадями тоже хотели есть. Кстати, о животных. До строительства железной дороги основа вывоза Одесского порта — зерно — привозили на подводах. Тысячи и тысячи подвод. Каждая запряжена волами, которые хотят пить. Для них были устроены специальные водопои, где брали 1-2 копейки за голову. Годовой оборот средств в этой сфере достигал четырех тысяч рублей.

Такие водовозы встречались и в XX веке, хотя в бочках могло быть и вино

Фонтаны, цистерны, привозная вода

Как быть, если вода из колодца не вкусная, а водопровод — несбыточная надежда для многих поколений жителей города? Правильно, надо искать пресные ключи или «ловить» дождевую воду. Для последнего способы специально строили резервуары во дворах, облицовывали их итальянским цементом, а крыши делали скатными, а не плоскими.

Дождевая вода называлась «сладкой» и использовалась живущими в доме для приготовления пищи. А воду попроще, то есть «не сладкую», можно было пускать на мытье и хозяйственные нужды.

Цистерна для сбора воды схема работы, 1820-е гг.

Технологию строительства цистерн завезли в Одессу из Италии. Существуют изображения, которые показывают, что торчащий на поверхности оголовок колодца — это только вход в огромную систему, которая состояла из нескольких сообщающихся резервуаров, где проходил отстой и фильтрация дождевой воды.

К 1840-м годам в городе было более 150 цистерн. Стоимость строительства была велика. Приходилось использовать трубы, сделанные из глины, кирпич, цемент — это все стоило немало, а часто было товаром штучным, привозным.

А как же фонтаны? Наверное, все слышали фразу: «Не фонтан!». Так вот, она относилась именно к тому, что воду часто пытались «подменить» и продать «фонтанскую», а на самом деле это была вода из колодцев Молдаванки. Но одесских хозяек сложно было провести, поэтому «не фонтан» довольно быстро выяснялся. Что случалось дальше — история умалчивает.

Карта Одессы с указанием главных колодцев

А вот настоящие «фонтаны» были пресными ключами, расположенными на территории, удаленной от центра города. Там сейчас пляжи и частный сектор, рекреационные зоны, а в первой половине XIX века там были только степь, редкие хутора и источники пресной воды: фонтан Малый, Дерибасовский, Рашковский. Вода была хорошего качества, но доставлять ее приходилось за 4-11 км от города, что увеличивало стоимость самого предприятия. Да и сами пресные ключи часто пересыхали. По свидетельствам современников, только Большой Фонтан был полноводен круглый год, а остальные часто пересыхали.

Пыльная буря на Соборной площади. Пока не было водопровода, не было зеленых насаждений в достаточном количестве, а, следовательно, были пыльные бури

Вода была нужна не только живым существам; для развития садов и высаживания деревьев пресная вода нужна была в изобилии. Как и для чистки улиц. Но было вот так:

Днестровского водопровода еще не было. Фонтаны Средний и Большой давали, правда, огромные струи воды, куда значительнее нынешних, но мрачная башня Ковалевского слабо поднимала их на высоту, и одесские улицы и деревья тщетно жаждали искусственной поливки. Приходилось довольствоваться непосредственными дарами неба. Привольно было тогда в Одессе пыли, — так описывал ситуацию в 1860-е гг. Александр Дерибас.

Дворовая цистерна, зарисовка 1935 г.

Водопровод: неудачные проект и реализация

К концу 1860-х годов в черте города было более тысячи действующих колодцев, четыре фонтана, три пруда. Для 120 тысяч жителей Одессы этого было явно недостаточно. Тем более, что надо было поить огромную армию лошадей, волов, а позже использовать воду для паровозов, в промышленности и в порту, для котлов и прочих символов промышленного переворота.

Все это не значит, что до 1873 года (пуска водопровода с Днестра) в Одессе не было проектов создания системы водоснабжения. Первый раз о водопроводе задумались в 1808 году.

Башня Ковалевского на Большом Фонтане

Начиная с 1830 года, в Одессе возник целый ряд проектов предполагавших использование днестровской воды. Первым был Джон Аптон, но его проект отвергли как слишком затратный. В 1840-е годы была попытка подвести к центру города водопровод с большефонтанского источника. Сначала предприятие возглавили Пишон и Виттенберг, а позже пайщиком стал таганрогский купец Ковалевский. Если вы задумались о Даче Ковалевского, то совершенно верно: местность была названа в честь Тимофея Ковалевского. Удивительно, но водопровод длиной 12 километров проработал ровно 20 лет (с 1853 до 1873 гг.). За это время успели провести водоток к Черепенникову мосту (пересечение Большой Арнаутской и Старопортофранковской улицы), вскрыть соленый ключ, который подпортил качество воды, а крупный оползень чуть было не уничтожил саму водокачку.

Строительство водопровода в Одессе было темой для многочисленных пересуд и взаимных обвинений. Приведем один из примеров. В 1859 году последний городской голова Одессы дореформенной думы (1860-1863) Семен Яхненко был учредителем Общества одесско-днестровского водопровода.

Строительство водопровода в Одессе

Вот, что об этом эпизоде пишет одесский краевед и потом знаменитого вице-адмирала Александр Дерибас: «общество имело в виду, помимо водоснабжения Одессы, устроить еще ирригацию всего степного пространства окружавшего Одессу. Когда впоследствии Яхненко был избран городским головою, а общество вступило с городом в переговоры и препирательства по условиям водоснабжения, он, Яхненко, тотчас же отказался от своих учредительных паев».

«Колодцы» как элемент декора фасада здания

В конечном счете, водопровод провели только в 1873 году, используя концессию. «Одесский листок объявлений» (1876 г.) так описывает ситуацию через три года после того, как днестровская вода достигла города: «водопровод наш стоит недешево; постройка его происходила при самых неблагоприятных условиях: он строился в самое жаркое время возвышения цен в Одессе на строительные материалы и во время необыкновенного вздорожания чугуна в Англии… Английские капиталисты издержали на сооружение водопровода 6 млн 878 тыс. 500 рублей. Расчеты же на достаточное потребление воды совершенно не оправдались. Вот почему компания третий год не получает дивиденды».

Водопровод перейдет в ведение городских властей только в 1898 году и будет приносить до 1 млн. рублей прибыли в год.

Постепенно колодцы заменялись водопроводом. К 1880 году почти четыре тысячи домов имели воду, также водопровод проложили на 59 фабрик и 116 хуторов в черте градоначальства. Однако от колодцев не отказывались. Правда, качество воды в них было не самым лучшим. По данным на 1899 год из 52 колодцев на Куяльнике и Хаджибее только 10 были признаны пригодными для питья. Чуть лучше была ситуация с цистернами — из 16 половина была пригодной для эксплуатации. И это речь идет о двух самых важных с курортно-рекреационной точки зрения местностях.

Можно сказать, что история колодцев ушла в прошлое. Но это не совсем так. Во время обороны Одессы использовалось множество старых колодцев, а также было вырыто до 60 новых, которые питали и жителей города, и части Приморской армии. В наше время колодцы стали частью городского ландшафта. Оголовок колодца использовал Михаил Рева для обустройства скульптурной композиции возле Воронцовского дворца. Несколько колодцев оказались музеефицированными: они попали в собрание музея Филики Этерия (Φιλική Ἑταιρεία — «общество друзей») и во дворик, где расположен Музей евреев Одессы.

Около сотни недействующих колодцев сохраняются в старых дворах центра Одессы. Многие из них представляют исторический интерес, по деталям навершия можно уточнить датировку строительства здания, многие оголовки выполнены из металла и мрамора и представляют собой настоящие произведения искусства.

Колодец, который стал памятником возле Воронцовского дворца

Ранее на  USIonline.comОдесса в кадрах фильмов 1920-х годов: что сохранилось от старых локаций.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.