29-летний Юрий Безъязычный всего несколько дней назад перенес операцию на ноге. Но он уделил нам время и рассказал о своей жизни в плену и уже после освобождения. Юрий – один из 24 украинских моряков, которые были обстреляны и захвачены российскими военными в Керченском столкновении. После лечения моряк продолжит службу: говорит, это его долг. Ведь Юрий не просто военнослужащий, он сын офицера, и его отец погиб на Востоке Украины.

С Юрием Безъязычным пообщалась корреспондент Украинской Службы Информации Анна Городенцева.

На кухне небольшой квартиры в военном городке в поселке Черноморское (бывшая Чабанка) собрались самые близкие для Юры люди, – мама и сестра. Это они сутками общались с волонтерами, адвокатами, чиновниками. И, не веря своему счастью, первыми бежали к трапу самолета, когда пленные моряки наконец-то вернулись домой.

Вместо общения – пара слов в тюремном коридоре

Когда они вернулись, когда мы увидели, как они выходят из самолета… Все родители кричали. Кто-то плакал, кто-то смеялся. Мы все хотели как можно быстрее их обнять. Мы не знали, когда они вернутся. И боялись, что срок будет гораздо больше, чем 9 с половиной месяцев, – рассказала мама Юры Лидия Безъязычная.

В СИЗО разрешалось лишь передавать посылки – в прозрачной упаковке, чтобы было видно, что там находится.

Никакой связи у нас не было: мы встречались, только когда ездили в Москву. Но и там мы с ними виделись через решетку – на судах, когда их водили по коридорам. Тогда мы могли перекинуться парой слов, я могла дотронуться до его руки. Все… Вот это – все общение. А продуктов я всегда как можно больше ему давала. Колбасу, например. Думала, если вдруг заберут что-то, то что-нибудь все равно и ему достанется. Но он мне потом сказал: "Мама, зачем ты так много передавала?". Значит, все доходило", – добавила Лидия Михайловна.

На фото: Юрий Безъязычный, фото: interfax.ru

"Конечно, была паника"

Во время нападения российских военных Юрий пытался помочь раненым. Несмотря на то, что и сам был ранен.

Были ранены ребята. Я помогал им. Наложил два жгута, – Андрею (Эйдеру) и Василию Сороке, – ред.). Конечно, была паника. Половина экипажа была ранена, людям нужно помогать в первую очередь. Спасать людей, – рассказал Юрий.

Сам Юра на днях перенес операцию на ноге – отголоски российского нападения и плена.

Месяц лечусь, как приехал. Я уже лежал в госпитале в разных отделениях. У меня была операция. Вот сейчас реабилитация 15 суток, потом снова ложусь в госпиталь, – рассказал Юрий.

"Не хватало жизни"

На вопрос, чего больше всего не хватало в СИЗО, Юра ответил просто: "Всего! не хватало самой жизни!"

Но все-таки самое главное, чего ему не хватало, это общения с близкими людьми и информации о них.

" Не знал, что с семьей – живые или нет. Адвокат держал контакт через сестру, я уже начал переживать: почему именно через нее?", – поделился Юрий.

Такие переживания были связаны с семейной трагедией: всего два года назад Юра потерял отца. Он также был военнослужащим, и погиб на Востоке Украины.

У меня отец прослужил 30 лет в армии. Он умер при выполнении служебных обязанностей. Он 2 месяца пролежал в коме, и умер в итоге – не придя в сознание. И мы все это с семьей пережили, – и спустя 2 года я попадаю в плен. И я понимаю, что это для моей матери, для моей семьи – очень, очень тяжело. Я видел, как они теряли сознание, как им было плохо, – рассказал Юрий.

Юрий Безъязычный в российском суде

Переводили из камеры в камеру

Оценивая поведение представителей российских спецслужб и сотрудников СИЗО, Юрий говорит, что они вели себя сдержанно. Бывший пленный уверен, что благодарить за это нужно правозащитников и наблюдателей.

Понятно, что когда нас задерживали, они вели себя агрессивно – люди с оружием, которые в нас стреляли. Как еще это оценивать? Никаких провокационных заявлений лично меня не требовали сделать. Когда нас уже перевели в московское СИЗО, там с нами и правда обходились сдержанно. Но плохое отношение выражалось в другом. Просто переводили из камеры в камеру, где менялись сокамерники. И чем хуже отношение – тем хуже сокамерник. Но кто они, и за что сидят – говорить не буду. О таком ведь не говорят, – делится Юра.

Помогал спорт, книги и письма

В камере у Юры не было телевизора. Он каждый день занимался спортом и прочитал много книг. Как и другим морякам, отвлечься ему помогали письма. Он бережно хранит их дома. Это сотни писем из разных стран.

Письма пришли из Германии, Австралии, США, Канады. Писали и американские военные, и дети со всего мира. Вот, например, открытка из США. На ней написано: "Счастливого Рождества!" на английском, – показывает письма моряк.

Помогал спорт, книги и письма

Помогал спорт, книги и письма

Рассказывая о планах, Юрий говорит, что надеется продолжить обучение. И еще – вновь будет служить. Он, как и прежде, готов защищать Украину.

Ранее на USIonline.com"В жизни нельзя терять ни минуты", - одесский моряк Вячеслав Зинченко рассказал, как живет после плена.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии