Столько насилия, сколько есть в интернате, вы больше нигде не встретите – интервью с Николаем Кулебой «фото»

Столько насилия, сколько есть в интернате, вы больше нигде не встретите – интервью с Николаем Кулебой

В День молитвы за сирот хотелось бы напомнить, что усыновлений стало в разы меньше. Что мы в тройке лидеров в мире по распространению детской порнографии в даркнете, что перед праздниками не надо везти в детские дома конфеты.

Главред Украинской Службы Информации Татьяна Милимко поговорила об этом с директором iDemocracy по вопросам прав человека, а также экс-омбудсменом по правам ребенка Николаем Кулебой. Читайте, как устроена система опеки и какие вызовы стоят перед выпускниками интернатов.

Чем Вы занимаетесь после ухода с должности?

Я продолжаю работать на благо детей и защищаю их права. Каждый день получаю много обращений о помощи, которые поступают со всей Украины. Стараюсь консультировать родителей и общественные организации, сотрудничаю с правоохранительными органами и общественными организациями. В мои задачи относительно защиты прав детей, также вошли вопросы по защите прав взрослых, потому что очень часто права родителей нарушаются и для того, чтобы восстановить право ребенка очень часто приходиться решать проблемы его родителей.
Темой сиротства я занимаюсь уже более 20 лет и являюсь одним из организаторов Альянса «Украина без сирот», который объединяет усилия очень многих общественных деятелей, организаций, а также церквей в отношении решения проблем сиротства в Украине. Поэтому я остаюсь в коммуникации с представителями всех регионов и религиозных конфессий. И сейчас, 14 ноября, в одиннадцатый раз отмечается «Всеукраинский День молитвы за сирот», где все христианские организации объединяют свои усилия, чтобы во всех церквях молились о сиротах и призывали людей действовать – поинтересоваться в своем регионе, городе, какие дети нуждаются в помощи и как можно им помочь.

Много детей сирот сегодня в Украине?

Эта проблема остается актуальной для Украины. На самом деле большинство детей-сирот (около 50-ти тысяч) сегодня проживают в семьях и находятся под опекой. Это дети, которые после смерти родителей или лишения их родительских прав, принимаются родными и близкими (бабушками, дедушками, тетями) под опеку. Около 15-ти тысяч детей-сирот находятся в приемных семьях и детских домах семейного типа (ДБСТ). Эти семейные формы воспитания детей получили рост за последние 15 лет. Это очень важно, так как несмотря на то, что это временная семья для ребенка, большинство приемных родителей и родителей-воспитателей считают ребенка своим, а государство поддерживает их финансово.

Какая форма устройства предпочтительнее для ребенка-сироты?

Конечно же, наиболее приоритетным для ребенка-сироты является усыновление. Ребенок попадает в семью на таких же условиях, как и рожденный в этой семье, и теряет статус «сироты». Но усыновляют не так много детей. В последние годы количество усыновленных детей в Украине существенно снизилось, в том числе это связано и с пандемией. Но также это связано с тем, что общее количество детей-сирот в интернатных учреждениях постоянно снижается. Сегодня около 91, 5 тысяч детей находятся в интернатах, из них около 4 тысяч – это сироты, которые нуждаются в семейном устройстве. Конечно же, большая часть из них — это дети с инвалидностью, дети старшего возраста и семейные группы детей (трое и больше братьев и сестер) – все это усложняет поиск семьи для них. Но это не говорит о том, что их нельзя устроить в семью.
Огромное значение здесь имеет политика государства в этом направлении и то, насколько государство способно поддержать семью (в том числе финансово), которая приняла ребенка с инвалидностью.

Получают ли такие семьи необходимую поддержку?

Адаптация к новым условиям, правилам, забота о ребенке-сироте, иногда, реабилитация — это огромная ноша, которую принимают на плечи эти родители. Здесь должны быть и соответствующие поддерживающие услуги, и финансирование со стороны государства. Но, к сожалению, пока такие семьи не получают должной поддержки в Украине. Поэтому мы не можем в ближайшее время рассчитывать, на то, что будет какое-то серьезное изменение в отношении увеличения количества таких детей в семьях. Здесь нужно проводить и информационные кампании относительно важности устройства сирот в семьи, программы обучения, сопровождения и поддержки таких семей. Нужно понимать, что у детей, которые воспитывались в интернате или в неблагополучной семье, могут быть проблемы. И если в новой, принявшей ребенка семье, не будет достаточной поддержки специалиста, это может привести к тому, что «новые» родители просто не смогут справиться с нахлынувшими проблемами и вернут его обратно в интернат. Повторно его травмируя. Поэтому здесь должна быть соответствующая поддержка от государства. Будучи на должности омбудсмена, я требовал это от Правительства. Это непростая задача, поскольку нужно привлечь к ее решению ряд министерств — Министерство социальной политики, Министерство финансов, офис Президента и членов Парламента, выделить соответствующее финансирование. Например, на то, чтобы увеличить выплаты для ребенка-сироты всего на половину прожиточного минимума ушло более двух лет. При том, что изначальная цель была – увеличить эти выплаты в два раза.

Как сейчас обстоит ситуация с обеспечением жильем детей сирот?

После выхода из интернатов очень часто дети-сироты остаются на улице. Четыре года назад мне удалось внедрить программу, когда государство выделяет средства на обеспечение жильем детей-выпускников интернатов и выходцев из приемных семей. Если тогда это было 470 миллионов, то в прошлом и этом году выделили более 800 миллионов гривен. Это государственные деньги по субвенции, которые выделяются на то, чтобы ребенок мог сам выбрать и приобрести себе жилье. Ребенку в этом могут помочь его приемные родители, общественные организации или служба по делам детей. Важно, чтобы они проконтролировали, что жилье действительно подходит для проживания и ребенка не обманут.
Поскольку более 30 тысяч детей стоят в очереди, Минсоцполитики было решено, что этими финансами может воспользоваться только «ребенок» до 23 лет. Это привело к тому, что ко мне обращались сотни сирот и семей, которые занимаются воспитанием таких детей, говорили, что это несправедливо по отношению к тем, кому уже больше 23-х. Мне, совместно с рядом организаций удалось добиться внесения изменения в закон. И сегодня взрослые, из числа детей-сирот, независимо от возраста, если они стоят в очереди на жилье, могут реализовать свое право. Правда этих денег не хватает, чтобы обеспечить всех. И здесь очень важно участие органов местной власти, чтобы они выделили дополнительные финансы на обеспечение жильем выпускников интернатов. Важно, чтобы территориальные общины поняли, что дети-сироты – это часть их ответственности. Но, к сожалению, местные органы власти не всегда понимают эту ответственность: они или вообще не выделяют финансы, или относятся к этому формально. Хотя уже есть примеры, когда на определенной территории всех сирот обеспечили жильем!Скоро праздники. Вы часто посещаете интернаты, встречаетесь с детьми и знаете, как любят депутаты или делегации привозить конфеты с джинсами, например. А что действительно этим детям важно и нужно?

Во всем мире считается нарушением прав ребенка, если страна не может реализовать его право на проживание в семье.
То, что ребенок вынужден все детство провести в интернате – это большая трагедия. Не будем забывать и о социальных сиротах. Когда родители отдали ребенка в интернат и забыли о своих обязанностях. Таким образом ребенок оказывается без родительской заботы, но и не имеет статуса сироты. То есть, такого ребёнка нельзя усыновить, так как юридически у него есть родители. Из 91,5 тысячи детей в интернатах сегодня 95% имеют родителей. Но государство ничего не делает, чтобы поддержать эти семьи. Ведь часто родители, отдавшие ребёнка в интернат — сами были воспитанниками интернатной системы. К сожалению государственная машина начинает работать только тогда, когда ребёнка нужно изымать из семьи или у ребенка уже появился статус сироты. А если его нет, он может годами жить в интернатом учреждении, без шанса на семью. И реформу деинституциализации, которую я начинал, к сожалению, фактически «свернули». Есть определенные парламентарии, которые для собственного пиара рассказывают всем, что интернаты – это нормально, и дети спокойно могут жить там. Скажу, что столько случаев насилия, сколько есть в интернате, вы больше нигде не встретите. И основная роль государства — поддерживать семьи в кризисе, обеспечивая необходимыми услугами, чтобы ребенок мог расти в семье в надлежащих условиях. Например, если у ребенка есть инвалидность – для него должно быть организовано инклюзивное образование, чтобы он мог ходить в школу и каждый день возвращаться домой. А не был отправлен в интернат, где будет изолирован от общества и семьи. Но, конечно, это намного сложнее сделать, чем просто заявлять о пользе интернатов или купить подарки и раз в год приехать в интернат.

Как сейчас финансируются интернаты?

Интернат финансируется из расчета 10-15, а бывает и 20 тысяч на одного ребенка в месяц. Но 90% этих средств тратят на здание и персонал интерната, но не на ребенка — его лечение, одежду и питание. Представьте, если бы государство эти деньги выделяло на поддержку семьи: на то, чтобы ребенка накормить в школе, на организацию групп продленного дня, транспорт – этих денег бы хватило и на многое другое. Но по старинке эти деньги идут на здание, работников интерната, которые и обслуживают эти здания и препятствуют изменениям, утверждая, что в нашей стране невозможно по-другому. Поэтому такая неэффективная система продолжает функционировать и совсем не в интересах детей. И есть политики, которые ее поддерживают и в ней заинтересованы.

В одном из интервью вы говорили, что родителям не стоит выкладывать фотографии своих детей. Какие методы сегодня вводятся, чтобы ребенок был действительно в безопасности, в частности в интернете?

Я призываю родителей относиться ответственно к тому, что они сами публикуют в Интернете про детей, и учить детей интернет-безопасности. Ведь сегодня для детей Интернет — это уже привычный мир, где они учатся, дружат, общаются. Но интернет-общение не так безопасно, как может показаться.
В проекте «Stop sexting» есть много полезных ресурсов для родителей и учителей о том, какие риски бывают в Интернете и как говорить об этом с детьми.
Иногда родителям кажется, что насилие в Интернете — «ненастоящее», но это совершенно не так. Кибербулинг, груминг, секстинг – это то, с чем может столкнуться любой ребенок. Сложно поверить, но по статистике, преступнику нужно всего 18 минут, чтобы заставить ребенка прислать ему интимное фото. И родителям важно говорить с детьми об этих рисках и рассказывать, что делать, если, например, кто-то шантажирует его в социальных сетях.
Также я сотрудничаю с организацией «Служба спасения детей», которая проводит обучение для детей, родителей и учителей в контексте защиты детей от сексуального насилия — онлайн и офлайн. Мы рассказываем и даем материалы, которые доступно объясняют, как можно говорить с детьми на сложные темы.

Ранее на  USIonline.comЭкс-замминистра юстиции Украины Гецадзе: Чиновник должен обслуживать свой народ.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Youtube.