В интервью одесский журналист и общественный деятель Олег Михайлик рассказал корреспонденту Украинской Службы Информации Кириллу Овсяному о начале своей борьбы с долгостроями и о том, какая ситуация с застройкой Одессы формируется прямо на наших глазах.

Олег Михайлик - журналист и общественный деятель, который начал свою борьбу с долгостроями и незаконной застройкой города еще в 2011 году, а еще возглавлял одесский филиал партии "Сила людей" и вел эфиры на "7 канале". В 2018 году на него было совершено покушение, что освещалось во всех СМИ не только Украины, но и за границей.

Как вышло, что вы начали заниматься борьбой с долгостроями и незаконной застройкой в Одессе?

Неудачно выбрали компанию "Прогресс-строй" и ЖК "Золотой берег" (нынешний "Аквамарин", - прим. ред.). На то время она уже построила множество объектов - и жилых, и нежилых. Это было в 2006 году. В 2008 году стройки были заморожены. Якобы начался экономический кризис и все думали: закончится кризис – стройки возобновятся, но не тут-то было. В 2010 году я еще работал за границей, но уже начал разбираться, что же происходит. Оказалось, что денег просто нет. Когда мы начали вникать, то оказалось, что таких как, я не просто много – это десятки тысяч человек только в Одессе. Общая сумма их вкладов составляла около 1 миллиарда долларов. Это все компании, которые наплодили долгострои.

Чем все закончилось с ЖК "Золотой берег"?

Пока ситуация удручающая. Из-за того, что было достаточно много «пустых площадей», за этот объект буквально дрались различные компании. Все дело в том, что если строить три дома, то появляется прибыль примерно на 6-8 миллионов долларов. Один дом до недавнего времени был полностью остеклен, а рядом стояла "коробка" без стекол. Но сейчас картинка другая – с "невидной части" фасада первого дома перекочевали окна на другой.

Какими схемами пользовались тогда и сейчас?

Примерно 30% владельцев квартир тогда были так называемые "серые инвесторы", которые ничего не платили. На них расписывали квартиры для того, чтобы после окончания строительство их продать и получить выгоду. При этом скрывался реестр квартир, чтоб не показывать людям реальную ситуацию.

Чтобы вы посоветовали людям, которые уже поняли, что "встряли" в проблемную стройку, которую могут и не закончить?

Если вы купили квартиру, где сейчас идут судебные тяжбы, проблемы с документами или не понятно, как они были получены, то единственный способ – забрать деньги. Иначе придется ждать долгие годы. Примеры есть по всему миру.

Сейчас строительные проверки невозможны из-за ликвидации ГАСИ. Как вы думаете, это усугубит ситуацию или наоборот, застройщикам будет легче?

Застройщики сейчас очень хорошо пользуются даже тем, что введен карантин и практически все административные дела заморожены. За это время можно много чего учудить. Даже на тех участках, где нет никаких документов. Что касается ситуации с ГАСИ, то мы потом можем получить результат, как в Египте и Испании – обрушения домов. Это неправильно и надеюсь, что правительство сократит сроки передачи полномочий до минимума.

Как вы считаете, сейчас тяжело быть общественником в Одессе или раньше было сложнее?

Общественным деятелем всегда быть нелегко. Так как ты тратишь свое личное время и средства, отрывая их от себя и своей семьи. Но кто-то, кому болит за происходящее в твоем городе и в твоей стране, должен это делать. Это стало опасно при Януковиче. Тогда было нормой заводить уголовное дела и "кошмарить" бизнес тех, кто посмел вскрывать коррупцию и критиковать власть. Вызывали на беседы в полицию и СБУ, угрожали, что закроют бизнес или посадят в тюрьму. В последние лет так пять это стало опасно для жизни. В прямом смысле этого слова. Проверено на себе.

В своей деятельности вы столкнулись не просто с угрозами, а с покушениями на вашу жизнь. Не жалеете, что выбрали такой путь и как к этому относится ваша семья и ваши близкие?

Ни о чем чем не жалею. Буду продолжать делать то, что в моих силах, чтобы Одесса стала справедливым, по-настоящему европейским городом, комфортным для одесситов и дружелюбным для приезжих. А в Украине закон будет один для всех. Не только на словах. Я работал 15 лет за границей, учился управлению городом и развитию городской инфраструктуры, а еще проходил стажировку в Европе (Польше, Румынии и Венгрии). Я знаю, как это работает, и может и должно быть и у нас. Семья меня поддерживает. Хотя, конечно, пережив угрозу потери отца и мужа, они очень сильно за меня переживают. Но также знают мою натуру, что я человек очень настойчивый, целеустремленный, с обостренным чувством справедливости. И стараюсь доводить до конца все начатые дела. Будем доводить начатое.

Журналисты также сталкиваются с ущемлениями их прав. Так, недавно нашего спецкорреспондента и фотографа выгнали из зала заседания по делу "Краяна", где фигурирует мэр Труханов и часть чиновников. На то, что это незаконно, работники суда никак не среагировали и даже угрожали применить силу. Как думаете, как с этим бороться?

Однозначно в Украине должна быть ужесточена ответственность, в том числе уголовная, за нападения на журналистов и общественных деятелей. Но даже без этого, вопрос бы давно решился, если бы в Украине работал закон и правоохранительные органы. Если бы за нападения и препятствование деятельности журналистов привлекали к ответственности, то таких случаев было бы меньше. Но правоохранительные органы развалены и игнорируют эти вопросы. А безнаказанность порождает еще больший произвол, как известно.
Как только в Украине заработает закон и будет наступать ответственность, появится справедливость, многие вопросы сами по себе отпадут.

Ранее на USIonline.com Гость студии Олег Михайлик: о застройке Одессы и ситуации в городе.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии