В Одессе 30 октября мэр объявил о новых кадровых назначениях. После долгих лет работы одной команды – Александра Козловского – на пост пришел новичок в сфере ЖКХ Дмитрий Жеман. До этого он несколько лет возглавлял крупнейшее городское транспортное предприятие, "Одесгорэлектротранс", и зарекомендовал себя хорошим руководителем. В то же время, Департамент городского хозяйства – большая "махина", которая соединяет в себе сразу 20 предприятий, а еще – множество подразделений.

Не так давно прошло 100 дней Дмитрия Жемана на посту, и Украинская Служба Информации решила пообщаться с новым чиновником, узнав, чего удалось добиться и какие у него планы на новой должности.

Прошло уже более 100 дней со времени вашего назначения. Как изменилась ваша жизнь?

С  семьей я с самого начала попрощался… (улыбается). Говорить сейчас о том, что я вник на 100%, нельзя. Есть еще моменты, которые для меня становятся новостью: боремся, вникаем. Сейчас уже становится все понятным. Я знал, что менять нужно многое, но не понимал, что настолько.

Насколько больше пришлось вам работать, и часто ли вам звонят в разное время? Затягивается ли ваш рабочий день?

У меня он не заканчивается – у меня один рабочий день перетекает во второй. Когда я работал в "Одесгорэлектротрансе", мне изредка ночью звонил центральный диспетчер, – в случае происшествий, но сейчас еще добавились ТГО, КП "Городские дороги", "Горзелентрест", Водоканал и так далее. Звонков стало больше раз в 20, наверное. Самое главное – выработать рабочую модель, и когда уже механизм более-менее закрутится и все будут знать, что нужно делать и когда, тогда жизнь станет более спокойной.

Сейчас мы все еще работаем в режиме пожарной команды: бежим и делаем. И хоть прошло уже 100 дней на должности, но я бы сказал, что период адаптации не закончился. Потому, что очень большое хозяйство и объемы работы. И еще: вступление в должность совпало с началом отопительного сезона, и на подготовку у нас был не месяц, а считанные дни. Не было полного понимания, как запускать отопительный сезон, мы учились по ходу.

Что касается кадровых вопросов: насколько много вы планируете все-таки проводить еще кадровых изменений, или основную массу уже провели?

У меня не было четкой задачи уволить кого-то: к примеру, половину, чтобы вторая половина заработала. Вначале, я когда зашел, то готов был со всеми работать, и сказал, как я вижу новый вектор развития. И уже на каком-то этапе пути люди начинают отсеиваться: кто-то не успевает, кто-то не выдерживает темпа такого, кто-то считает, что нужно идти в другом направлении. Поэтому все, кто сейчас работает, мы идем в ногу, а те, кто будет выбиваться – значит, будем менять.

На фото: Ольга Баклаженко и Дмитрий Жеман

Вы оставили за собой в подчинении "Одесгорэлектротранс". Пришлось ли его полностью оставить на новое руководство?

Говорить, что я им полноценно занимаюсь, я не могу. Наоборот – занимаюсь им меньше всего из всех КП, что у меня сейчас есть. Потому что за него я более-менее спокоен и понимаю, какая там модель работы. Поэтому уделяю больше внимания все-таки остальным.

Не сложно коммуницировать с другими департаментами и подразделениями, к примеру, по транспортным вопросам?

Это никак не мешает, мы абсолютно коммуницируем с департаментом транспорта, и никак не конкурируем.

В городской программе заложена покупка большого количества кузовов для новых трамваев – будет эта закупка? И сколько в 2020 году будет выпущено новых трамваев?

Это годовая норма: мы говорим о 5-ти единицах односекционных трамваев и об одном большом трамвае. В 2020 году мы проведем тендер, и уже мощности наших ремонтных мастерских позволяют выпускать больше. Мы спокойно можем выпускать по две единицы в месяц. К примеру, в конце декабря мы выпустили один новый вагон, а в начале января – из мастерских вышел второй. Мощности позволяют собирать два вагона сразу, но при достаточном финансировании.

Недавно в трамваях установили валидаторы и стали тестировать систему оплаты. Скажите, она успешна? И планируется ли дальше расширять программу?

Первые валидаторы установили еще два года назад на фуникулере, поэтому к трамвайному маршруту мы подошли уже подготовленными. Сейчас валидаторы работают на 21-м трамвайном маршруте. Системы для оплаты установлены совместно с банком "Восток". Мы изначально продумали, что операторами могут быть MasterСard или Visa, потому что с помощью их можно рассчитаться любыми картами, и пассажирам это удобно.

Установка этих валидаторов была абсолютно бесплатной и работают они без комиссии. Сейчас мы видим, что люди активно пользуются безналичной системой оплаты. Переход на электронный билет займет какой-то период. В Стамбуле это заняло 10 лет. Мы не можем точно сказать, что вот завтра мы поставим валидаторы, и все сразу начнут пользоваться этой системой. Людям надо давать выбор. Считаю, что надо подводить к новой форме расчета.

Постоянный билет – это также безналичная форма расчета, и его реализация выросла в разы.

Насколько можно многое изменить, не меняя законодательство?

Можно, конечно. Есть моменты, где упираешься в законодательные нормы и заходишь в глухой угол. К примеру, ситуация с ОСМД и пожарной безопасностью: невозможно одновременно во всех домах организовать дымоотводы и пожарную сигнализацию. Тем более, что дома сдавались много лет назад, и нынешних норм не было. Сейчас они есть, но ОСМД не могут осилить такие работы самостоятельно. Мы находимся вместе с ними "в углу". ГСЧС абсолютно законно подает в суды на ОСМД по отсутствие пожарной сигнализации и дымоотведения, и их выигрывает. Но на устранение нарушений нужны очень большие инвестиции.

Сколько примерно нужно средств на девятиэтажный дом?

Сейчас делают аудиты и расчеты специалисты ГСЧС. Буквально два дня назад у нас было общее совещание, на котором присутствовали заместитель руководителя спасателей и руководители ОСМД. Мы обсуждали, как из этой ситуации выходить. И тут есть выходы, и их нужно искать и не опускать руки, зацикливаясь на том, что наша законодательная база несовершенна.

То есть, это может быть городская программа, которая поможет с софинансированием, как было с "теплыми" кредитами?

Думаю, да. Тут возможно и софинансирование ОСМД, а также кредиты. На сегодняшний день нам показалось, что это самый верный и самый доступный путь решения этого вопроса. Это очень острый вопрос, и им нужно заниматься.

Есть ли в  Одессе удачный пример, когда в старом доме уже сделали такие системы, или это только новострои?

В общежитии КП "Одессгорэлектротранс" сделали такую систему – работы велись в несколько этапов в течение полутора лет. Сначала сделали пожарную сигнализацию, а система дымоотведения устанавливается сейчас. Одновременно это сделать невозможно, в этом проекте важно разбить работы на этапы, чтобы за какой-то период руководители ОСМД, управляющих компаний и ЖКСов могли себе сделать эту дорожную карту.

Что касается аварийных балконов в домах памятниках архитектуры, которых сейчас в центре города очень много. Как справиться с этой проблемой и есть ли какое-то видение, что с этим делать?

Аварийный фонд в центре города – это то, с чем мы сталкиваемся ежедневно. Чтобы добиться решений на выполнение в этих домах-памятниках архитектуры ремонтных работ, нужно много времени. Тут без помощи Киева не обойдется, но город выступает с инициативами. Я думаю, что этот камень мы тоже сдвинем с места. То есть, на сегодняшний день пока мы можем проводить серьезные работы в рамках комплексной реконструкции.

А в остальных частях города, где жители переделывают балконы на свой лад – есть ли тут какой-то механизм влияния?

Если говорить де-юре, то механизмы есть, но вопрос в  том, как они работают де-факто. Поэтому сейчас мы занимаемся улучшением качества нашей работы, но также и улучшением контроля. Это касается не только ремонта домов, но и вывоза мусора. К большому сожалению, сами жители не всегда сознательно относятся к таким вопросам. К примеру, на одной из улиц в частном секторе жители половины домов не заключили договоры на вывоз мусора и не хотят этого делать. Компания по вывозу мусора, со своей стороны, не хочет бесплатно это делать. И тут город, как посредник, сначала заставляет компанию вывозить мусор, а потом жителей – заключать этот договор. Должен быть механизм, модель, который должен быть проработан не в ручном режиме, а до автоматизма.

Какой может быть эффективный механизм?

Я бы рассматривал это с точки зрения вывода услуги в отдельную строку тарифов, как  местный налог на вывоз мусора. Такая практика есть почти во всем мире.

Вы анонсировали, что в феврале стартует реформа, и мусор будут вывозить из частного сектора не из мусорных баков, а от каждого дома по графику. Это еще актуально?

Да, мы готовимся к этому, и, как и говорили, в феврале в Киевском районе на двух улицах в частном секторе хотим установить малые баки. Мы начнем на двух улицах и посмотрим на результат – насколько это эффективно. Мы, со своей стороны, должны донести жителям, что нужно вовремя выкатить эти баки, а мусоровывозящая компания должна эти баки вовремя убирать.

По поводу ремонтов домов – у каждого жителя свои взгляды на видение ремонта подъездов. Можно ли прийти к единому стандарту, или это все-таки должно индивидуально решаться жильцами?

Я все-таки за то, чтобы местные жители решали сами. Зачем навязывать им стандарты, ведь это зона их комфорта. Кто-то хочет у себя в парадной картины повесить, а кто-то – фотографии. А кто-то хочет, чтобы стены были просто белые.

Хорошо собираются деньги на ремонт, есть ли мнение жильцов по этому поводу?

Жильцы видят отдачу от ЖКС и видят это качество, мы сейчас делаем упор на это. На наш взгляд, лучше сделать один раз качественно, чтобы был замечен результат, и потом сюда больше не возвращаться. Если в подъезде побелят стены – никто этого не заметит. А если в подъезде сделают качественный ремонт, тогда люди увидят и поймут, куда идут их деньги. Безусловно, нужно сделать лицевые счета на каждый дом: тогда будет видно, сколько собрали, и пускать средства на работы.

Эта система работает в ЖКСе "Черноморский", а сейчас мы ее распространяем на "Вузовский". Мы планируем со временем запустить эту систему по всем остальным ЖКСам.

Расскажите, как сегодня с кадровыми вопросами в ЖКХ?

Вопрос кадров очень остро стоит везде. Мы с этим столкнулись еще в "Одесгорэлектротрансе". Был большой отток кадров, много специалистов выехали заграницу. Людей не хватает, и когда кто-то говорит, что у нас безработица какая-то, я в это поверить не могу. Потому что нам нужны люди, но нужны специалисты и те, кто хотят что-то делать.

Что показал проведенный аудит проверки работы, и что необходимо сделать?

Мы начали с ЖКСов, а затем проверим все остальные коммунальные предприятия. Мы проводим хозяйственный и финансовый аудиты, а это невозможно сделать за неделю или две. Но есть уже результаты, и как итог – кадровые изменения.

Кстати, по работе одного из руководителей ЖКСов возникли вопросы не только у нас, но и у правоохранительных органов. Это в том числе и результат нашего аудита. Если говорить о том, сколько мы поменяли руководителей – то это примерно 7 человек на руководящих постах. Всего у нас в департаменте 20 коммунальных предприятий.

Записала Ольга Баклаженко

Ранее на USIonline.com, итоги работы "Одесского порта": выход из кризиса, планы на будущее и вынужденная экономия.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии