УСИ продолжает разбираться в истории четырех практически неизвестных руководителей Одессы, которых во время "большого террора" в 1937-м году на конвейере репрессий поменяли одного за другим с разницей в несколько месяцев.

В этом материале корреспондент Украинской Службы Информации Николай Яковенко на основе полученных в архиве Управления СБУ в Одесской области документов НКВД рассказывает историю репрессий, казни и последовавшей через 20 лет реабилитации председателя Одесского горсовета Николая Никифоровича Рощенюка.

Задержан в командировке

В первом обобщенном материале о "ежовских" репрессиях над руководством Одессы я сделал предположение, что Рощенюка задержали по "делу Вегера" – экс-главы Одесского облсовета, которому приписывали создание "контрреволюционной правотроцкистской организации в Одесской области".

На самом же деле, к Евгению Вегеру привязывали двух наследников Рощенюка в кабинете на Думской площади – Александра Довбыша и Ивана Черницу, которому будет посвящен следующий материал. Рощенюком же НКВД занялось, когда он уже покинул пост руководителя города – в июле 1937 года, вскоре после того, как чиновник стал председателем Одесского областного исполкома.

Рощенюка чекисты записали в "антисоветскую организацию правых, стоявшей на террористических позициях". Такая формулировка указывается в постановлении о его аресте от 22 июля 1937 года. Интересно, что дело на Рощенюка завели в Киеве – им занимался оперуполномоченный IV отдела УГБ НКВД Фраймович.

Постановление об его аресте Николая Рощенюка

Так же, как и Довбыша, Рощенюка подозревали по статьям 54-8 и 54-11 (контрреволюция, вредительство) УК УССР. В этот же день столичные чекисты выписывают ордер на его арест. В это время одесский чиновник приехал в Киев в командировку и остановился в комнате №10 гостиницы "Палас" на ул. Шевченко.

Во время обыска у него изъяли коричневый кожаный портфель с документами, сберкнижку с 1701 рублем на ней, военный билет и партбилет, членский билет кандидата в Центральный исполнительный комитет УССР. После ареста кандидатство в ЦИК аннулировали, билет изъяли и вернули комитету.

Список изъятых вещей

В анкете арестованного указывается, что в Одессе он проживал на даче на 16-й станции Большого Фонтана и получил образование 2-х классов земского училища.

Жалел "кулаков" и был "причастен" к убийству Кирова

Допрос Рощенюка состоялся 31 июля. Отвечая на первый же вопрос, Рощенюк согласился с чекистом, что участвовал в "антисоветской вредительской троцкистской организации", в которую его в 1935 году завербовал бывший зампредседателя Киевского горсовета Баров.

Эта контрреволюционная троцкистская организация ставила своей целью свержение советской власти и реставрацию капитализма в СССР, – сообщил арестованный.

Далее Рощенюк рассказал, что с 1927 по 1936 год работал председателем райисполкомов в нескольких районах Украины и непосредственно внедрял там коллективизацию. Он сознался, что в это время ему стало жаль крестьян.

Трудности 1930-1933 годов, вызванные бешеным сопротивлением кулацких элементов социалистической перестройке села, породили у меня антипартийные настроения и неверие в правильность политики, проводимой советским правительством в селе, – говорил Рощенюк.

Рощенюк сдал своих соучастников по "правотроцкистской организации". Кроме уже упоминавшегося Барова и второго секретаря Харьковского обкома Ильина он назвал еще 8  фамилий – чиновников из Киева и Новгород-Волынска.

По словам допрашиваемого, "троцкисты" должны были "вредить во всех областях народного хозяства", чтобы ослабить республику и привести к недовольству населения.

Материалы допроса

Это выражалось, например, в срыве посева льна в Новгород-Волынском округе весной 1936 года. Из-за раннего посева около 30% льна погибло.

Также, по словам Рощенюка, из-за действий "троцкиста" – ветврача Новгород-Волынского округа Мошенца, там распространялись эпидемии среди скота. А другой "контрреволюционер" – Бондаренко – срывал план работ МТС.

В подписанном 31 августа обвинительном заключении НКВДшники утверждают, что организация, в которую входил Рощенюк, "осуществила 1 декабря 1934 года злодейское убийство Кирова и подготавливала в последующие годы террористические акты против руководителей партии и правительства".

Обвинительное заключение

На суде 3 сентября Рощенюк признал себя виновным. Никаких ходатайств не подавал. В последнем слове он заявил, что "его преступления колоссальны, но он хочет исправиться".

Запись из судебных материалов

Суд приговорил его к расстрелу, который был совершен в тот же день.

Приговор к расстрелу

Через 18 лет, 16 октября 1955 года, бывшая жена Рощенюка Анастасия Федоровна Стрельникова, которая переселилась в город Купянка Харьковской области, написала письмо на имя Верховного прокурора СССР. Она описывала тяжелую судьбу мужа – его отец Никифор Сергеевич Рощенюк был рабочим и получал 11 копеек в час, погиб на производстве в 1912-м году. Старшего брата призвали в армию в 1914-м и через год он погиб. Мать подрабатывала прачкой. Николай Рощенюк закончил пять классов и устроился на 1-й государственный кожевенный завод в Бердичеве…

Судьбу мужа после ареста не знаю, – указывала Анастасия Стрельникова.

В январе 1956 года в органах началась проверка дела Рощенюка и рассмотрение возможности его реабилитации.

Его бывшую жену вызвали на допрос в КГБ. Она сказала, что не знала о каких-либо его незаконных действиях.

В результате 31 августа 1956 года Николай Никифорович Рощенюк был реабилитирован. В заключении Военной коллегии Верховного Суда СССР указывается, что для его обвинения использовались непроверенные показания.

Он был арестован и осужден необоснованно, – говорится в документе.

Заключение Военной коллегии Верховного Суда СССР

Ранее на USIonline.com – Одесский 37-й: дело председателя горсовета Довбыша – от обвинения и ареста до расстрела и реабилитации. На основе архивных документов.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии