9 октября Кабмин назначил одесского IT-бизнесмена, предпринимателя и бывшего депутата горсовета Александра Борнякова заместителем министра цифровой трансформации. С ним в Одессе связана целая история проектов Smart city. Также, будучи депутатом в 2015-2017 годах, он занялся такими проектами, как карта МАФов и арендованных объектов. К сожалению, городские власти не захотели продолжать ее наполнение, и она частично потеряла актуальность. Он также посодействовал созданию краудфандинговой платформы "Мой город" и стал автором сайта электронных петиций "Социально активный гражданин". В 2017 году Александр Борняков сложил депутатские полномочия, чтобы посвятить все время обучению в Университете Колумбия в Нью-Йорке.

Активно зависает в сети и публикует посты на русском и английском языках новоназначенный замминистра цифровой трансформации Александр Борняков.

Отметим, что не так давно он вошел в топ "Диджитализированных чиновников" по версии УСИ. Для нашего издания принципиально важно, чтобы чиновники вели свои страницы в соцсетях самостоятельно, активно дискутировали с другими пользователями и открыто рассказывали о своей работе. Через месяц после того, как Александр занял новый пост, главный редактор УСИ Ольга Баклаженко и оператор Наталья Довбыш встретились с новым замминистра в стенах Кабмина. Встреча получилась весьма необычной – вместо скучных кабинетов мы встретились в коридоре на мягких креслах, в "зеленом уголке". Интересно, что здесь проходит немало встреч, хотя рядом с ним все еще соседствуют привычные паркетные полы, укрытые коврами.

На фото: Александр Борняков, фото Министерства цифровой трансформации

Из Одессы в Нью-Йорк, из Нью-Йорка в Киев, такой интересный путь. Почему после получения образования в США вы решили поехать в Киев и занять государственный пост? Ведь вы всегда были человеком из бизнеса скорее, чем от политики?

Во-первых, я последние два года получал степень магистра по госуправлению и изучал, как правильно обращаться с госфинансами, организовывать государственно-частное партнерство и эффективное госуправление. Как раз к окончанию учебы так сложилось, что в Украине прошли выборы, и появилась потребность именно в таких специалистах.
Я даже не мог предполагать в 2016 году, что так случится. Действительно, я был человеком больше из бизнеса, и учеба оказалась весьма кстати. Из-за нее я многие дела по бизнесу передал партнерам. Фактически все уже давно работало в автоматическом режиме, без моего прямого участия.

Чем вы занимаетесь в министерстве? Я так думаю, что большая часть ваших функций пока не понятна украинцам.

Давайте все-таки разделим мою роль в министерстве и его основную работу. Само Министерство цифровой трансформации – это электронные услуги, перевод и оцифровка всех государственных сервисов в онлайн. Оно должно создать государство в смартфоне, про которое говорил министр Михаил Федоров. Другие приоритеты связаны с тем, что нужно покрыть всю страну широкополосным очень быстрым интернетом, чтобы все могли пользоваться государством в смартфоне, а третье как направление раз мое – я работаю с бизнесом сферы информационных технологий, IT-компаниями. И я вам скажу, что не обязательно эти фирмы делают что-то на экспорт, это в том числе и украинские компании, ориентированные на внутренний рынок. Также в мою сферу ответственности входит все, что связанно со стартапами и их финансированием.

Если они занимаются этим глобально, то мы помогаем перерегистрироваться или регистрироваться дополнительно еще где-то, но это украинские ребята, украинские компании. Плюс одно из управлений, которым мы активно занимаемся – криптовалюта, криптоактивы, виртуальные активы. Наша задача сделать так, чтобы международные компании из этой сферы работали в Украине.

Они понимают, как сейчас работать в Украине Terra Incognita?

Пока Terra Incognita, но, собственно, мы представили описание того, что мы хотим сделать, какие новеллы в законодательство мы хотим ввести. Им понравилось, они готовы сюда заходить.

То есть, им нужна открытость и понятные правила работы на рынке?

Им, в первую очередь, нужна понятная ситуация с налогами, обоснование по сути в налоговом кодексе, что это такое, как его воспринимают с точки зрения закона. Есть еще масса других вещей, но это уже второстепенные задачи. Нужно, чтобы налоговом кодексе были отображены изменения, а именно, что такое виртуальные активы, и как они облагаются налогом. Тогда откроются двери для международных компаний. Сегодня, по большому счету, весь IT-бизнес – это компании, работающие на международного заказчика, то есть работа на экспорт.

И это значит, что из Украины все равно выезжает достаточно большая рабочая сила.

Она выезжает не по этой причине. Дело в том, что эти компании, наоборот, ищут здесь сотрудников. Им выгодно здесь их садить, "вымывают" наши мозги не IT-компании, которые здесь находятся, а "вымывают" другие страны, которые наших ребят переманивают для того, чтобы они там открывали филиалы. Есть большая разница: специалисты приходят на работу, имеют достаточно неплохие зарплаты, у них офигенный соцпакет, они в принципе работают над хорошими и интересными проектами. Может быть, некоторые из них и подумывают уезжать, но основная масса остается здесь, и они работают здесь.

Что касается "вымывания" мозгов – тут конкурент Польша, которая предлагает нашим предпринимателям очень лояльные условия по организации компании, грантовой поддержке, бизнес-поддержке. Вот вам условия, приезжайте и открывайте компанию в Польше. Вот с этим мы как раз хотим работать.

На фото: Александр Борняков и Ольга Баклаженко, фото Министерства цифровой трансформации

Каким образом?

Во-первых, нам нужно создавать похожие условия здесь, нам нужно стимулировать открывать компании в Украине. Мы хотим запустить фонд фондов: это некая структура, которая будет деньги давать другим фондам поменьше, потому что если стартапу давать гранты напрямую, то возникнет целая череда проблем. Если государство участвует в бизнесе, то это накладывает целый ряд ограничений.

То есть, по примеру работы USAID, которое раздает гранты дальше фондам, а те уже стартапам? По такому принципу, да?

Да, все верно. Только не просто так, а мы хотим, чтобы государство получило со временем эти деньги назад, но наполнить деньгами инвестиционную систему надо, иначе они все окажутся в Польше, Грузии, Германии и т д. За месяц работы я получил массу неутешительных данных.

Многие мои знакомые, которые работают в этой сфере, жалуются на кадровый дефицит, – они не успевают учить людей.

На сегодняшний день объявлено 40 тысяч незакрытых вакансий в этой сфере. В год мы обучаем 15-20 тысяч специалистов. Вы понимаете, что мы не можем своими силами даже близко закрыть дефицит. Один из проектов, которым я занимаюсь, по сути, должен облегчить визовые требования к иностранцам, которые хотят переехать в страну на высокотехнологический труд.

Из каких стран, как вы думаете, сюда могут ехать люди?

Вот смотрите: Украина, как бы мы не критиковали свою страну, не последняя по уровню жизни. На самом деле для специалиста – это очень неплохое место для жизни, относительно безопасности, если ехать не на восток Украины. Есть такие безопасные города как Львов, Киев, Одесса. Кстати, они достаточно комфортные, есть какая-то инфраструктура, порты, дороги. Все познается в сравнении, если говорить о жизни в Узбекистане, Пакистане, даже Индии, Казахстане, Беларуси, даже России.

Хотела у вас спросить все-таки об одесских проектах smartcity. Это было целое направление работы вашей комиссии по вопросам экономики, когда вы работали в Одесском горсовете. Какими проектами вы гордитесь, а какие вам бы хотелось, чтобы они реализовались, но этого не случилось?

Мы тогда очень много сделали, чтобы раскрыть ситуацию с МАФами, дать возможность людям это контролировать, жаловаться. Был запущен очень классный проект "Открытый бюджет". Мы его запустили, но, к сожалению городская власть практически не заполняла их данными, и он умер.
Но когда мы его только запустили, было очень круто: прямо было видно, на что идут деньги. Одним кликом можно было открыть и увидеть, сколько в школе идет на еду, на ремонты, остальные расходы. И это все было очень красиво, сейчас эти проекты есть на уровне министерства финансов, и некоторые города, например, Львов, работают с ними.

Электронного билета до сегодняшнего дня нет в Одессе.

Электронный билет тогда начинался, это очень крутой проект, спасибо что напомнили. Изначально в нем все пошло не в ту сторону. Создавалась не открытая система, а проект под каких-то людей, отдельной компаний. Так выписывались все условия. Причем я помню, тогда Европейский банк реконструкции и развития давал кредит на все эти вещи, но направили его не на те цели.
Классный проект был по велосипедным дорожкам, тогда хотелось запустить, но не получилось. Но я знаю, что сейчас программа хоть как-то заработала.

На фото: Александр Борняков, фото Министерства цифровой трансформации

А скажите, в целом работать в совершенно необычной, самой молодой команде, которая была за историю нашей Украины, насколько вам интересно и легко, как вы коммуницируете вообще?

Очень комфортно работать на самом деле. Когда я познакомился с Михаилом Федоровым, ему было 28 лет. Он самый молодой, наверное, в истории Украины министр, вице-премьер! Были слова, которые меня подкупили, что в его принципах искать людей сильнее его в каких-то отдельных вещах, для того, чтобы достигать больших результатов, а не находить себе людей, которые слабее тебя во всем, и ты просто наслаждаешься своим превосходством.

Это сформировало очень сильную команду. Каждый из нас в своем направлении очень силен, а Михаил организовывает нас. Еще одна важная деталь – это новое министерство. Здесь нет этой старой бюрократии, на самом деле мне очень комфортно. Я, честно, не завидую коллегам из Министерства экономики, и многим другим. Пришли очень классные ребята, с которыми мы были знакомы по разным проектам, но им приходится бороться со старой системой, с массой людей, которые там 10-20 лет сидят и непонятно чем занимаются.

В министерства пришли люди из бизнеса, которые хорошо зарабатывают. Как привлекать молодежь на государственные не очень хорошо оплачиваемые места? Сколько получают чиновники в министерстве, и чем заинтересовать людей?

Знаете – это миф, что платят мало. На сегодняшний день зарплата специалистов уровня руководителя отделов – около 20 тысяч гривен. Плюс-минус надбавки, и выходит около тысячи долларов. Рядовой сотрудник может получать 10-15 тысяч гривен, не очень мало, но это и не очень много. Но есть еще ряд бонусов. Несколько лет действует программа донорской помощи из Евросоюза. В итоге эксперимента есть специалисты, которые получают по 50-60 тысяч гривен. Это то, что платит государство. На это можно жить.

Какие стартапы из тех, что сегодня уже поступили или начали реализоваться, вам нравятся и вам было интересно с ними работать?

Я больше чем за месяц побывал на трех мероприятиях, связанных с этой сферой. Была одна интересная программа, которая автоматически переводит речь в язык жестов. Очень крутая программа. Еще один проект – создание с помощью бота юридических документов. Ты пишешь свои пожелания, а он задает вопросы и выдает юридические документы, которые можно куда-то подавать.

На фото: Александр Борняков, фото Министерства цифровой трансформации

Какие ваши планы в ближайшее время?

До Нового года мы хотим принять изменения в законодательство по виртуальным активам. Второй проект – электронное резидентство, чтобы дать возможность гражданам других стран стать резидентами и получить налоговый номер, открыть ФОП или предприятие, счет в банке, и использовать его для своего бизнеса, не приезжая в страну.

Вот скажите, вы часто работаете в таких местах, как это, где вместо столов и стульев – мягкие  кресла-мешки? Или чаще в кабинетах?

Серьезные встречи, конечно, проходят в кабинетах, а вот сами мы часто сидим здесь и обсуждаем планы. Это удобно.

Ранее в интервью USIonline.comГеннадий Труханов о рейтинге партии "Доверяй делам", грядущих назначениях и "виртуальных" чиновниках.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии