Ежедневно одесские издания освещают те или иные темы, связанные со строительной отраслью. Это одни из самых болезненных для горожан проблем. Четыре года назад в Одессе появился новый местный орган архитектурно-строительного контроля, который нам известен как ГАСК. Зачастую именно к нему апеллируют общественники и одесситы по всем проблемных вопросам. На протяжении последних лет его возглавляет Александр Авдеев. Украинская Служба Информации решила не оставаться в стороне и выяснить из первых уст, чем живет ГАСК сегодня, а также о молодых кадрах в политике, реформах в Госархконтроле и законности скандальных строек в городе.

Александр Робертович, вы один из самих молодых топ-чиновников, которые работают в Одессе на таком ответственном посту. Расскажите про свой трудовой путь.

Во-первых, спасибо за комплимент, мне исполнилось 33, и сегодня это не такой уж юный возраст для политики и госуправления. Много молодых людей приходят сегодня на ответственные посты. ГАСК я возглавил в 29 лет, но до этого у меня был очень хороший опыт работы, как в органах местного самоуправления, так и в органах государственной власти, в том числе Госархинспекции (ГАСИ, – ред). В общей сложности я уже тружусь 14,5 лет. Начал свою карьеру как рядовой налоговой милиции, откуда был командирован в Академию государственной налоговой службы Украины. С тех пор я непрерывно учусь, в том числе и сейчас в Строительной академии, как говорит нам библиотека мудрости: век живи – век трудись, а трудясь, век учись.

Кстати, после учебы в Юракадемии я закончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Мне было всего 28 лет. И каждый раз мне говорили, что я для этого молодой. Но не ждать же 50 лет, чтобы защищать диссертацию или заниматься руководящей работой. Вы сейчас видите: у нас министры по 27, по 28 лет, поэтому я уже не так и молод, но за комплимент еще раз спасибо.

На фото: Александр Авдеев

Вы можете сказать, насколько сложно было работать, кто ваш наставник и с кем вы советуетесь в проблемных ситуациях?

Особых проблем уже на посту исполняющего обязанности начальника управления ГАСКа у меня не было, так как я работал в этом управлении заместителем, и за плечами был опыт работы в Областном ГАСИ и Юридическом департаменте горсовета. По сути, мы занимаемся смежными вопросами – незаконной застройкой и реконструкцией, то есть именно юридической работой, так что мой опыт мне очень пригодился. Что касается наставника, то таким человеком является вице-мэр Петр Моисеевич Рябоконь, с которым я познакомился в 2012 году, и он взял меня на работу к себе юристом в областную инспекцию ГАСИ. После децентрализации, мы продолжили работу уже в городском управлении. Поначалу было непросто, так как его мы создавали с нуля. Нам долго не передавали полномочия, потому только несколько лет мы полноценно работаем и проводим проверки, с 1 октября 2016 года.

В прессе немало писали, что у вас нет строительного образования, хотя вы нам уже рассказали, что получаете его сейчас. Бывают ли случаи, когда это мешает работе?

Наше ведомство при проверках руководствуется Конституцией Украины, Законом Украины про регулирование строительной деятельности, постановлениями Кабинета Министров и многими другими подзаконными актами. Вы удивитесь, но именно знание юридических норм играет ключевую роль. От того, как правильно мы оформим документы, проведем проверку – зависит все дальнейшее развитие событий. Кроме того, управление состоит из 33 человек, и львиной долей является инспекционной отдел, состоящий из 8 инспекторов, в котором и требуется строительное образование.

К примеру, инспектор выходит на проверку по жалобе о пристройке к квартире, проводит проверку, а вот все основные вопросы касаются именно юридической части: правильно ли составлен акт, протокол, соблюдены ли процедуры. Поэтому управление состоит из отделов, есть юридический отдел, состоящий из 5 человек, разрешительный, где трудятся сотрудники как с юридическим образованием, так и со строительным. И у каждого из них – свои инструкции и требования. По своему опыту скажу: юридической работы гораздо больше. Все вместе мы являемся хорошей командой и делаем общее дело.

В Одессе, к сожалению, буквально в каждом доме можно найти нарушения. Как вы видите в перспективе изменение этой ситуации?

Начну с того, что планово мы имеем право проводить проверки только на объектах, которые строятся, а не тех, где уже живут люди. Кстати, недавно я читал лекцию нашему Молодежному совету. Меня пригласили рассказать, чем занимается ГАСК, и я им рассказывал о социальном капитале. Вы знаете, что такое социальный капитал?

Нет. Расскажите нам об этом.

Начнем с того, что город – это организм. В хорошем городе все его части взаимодействуют, и одно не работает без другого. В мире все города живут по неким похожим принципам, но это только внешняя сторона. Внутри же они совершенно по-другому сложены. У европейских и американских городов главная уникальная особенность функционирования – не инфраструктура и экономика, а связи между горожанами, формальные и неформальные. Люди объединяются в районы и сами управляют своими домами, сообща расходуют свои средства – это и есть социальный капитал. Но он работает, только если сформулирован коллективный интерес самих горожан. Проще говоря, у нас не работает механизм, с помощью которого люди могли бы решать свои вопросы без привлечения муниципалитета.

У нас тоже сейчас формируют ОСМД. Это как объединение таких органов?

Пока, к сожалению, в этой системе много правовых "дыр", но подход, в целом, верный. Это правильно, когда вы берете на баланс дом, оформляете землю и начинаете управлять.

Люди платят за коммунальные услуги и сами должны решать – в первую очередь, на что расходовать средства, надо ли утеплить или покрасить фасад, а также борются сами, без государственных органов, с так называемыми "нахалстроями" или с проблемами ЖКХ, к примеру. 8 инспекторов ГАСКа не могут уследить за всем городом, а вот сами одесситы – могут в этом серьезно помочь и контролировать.

Возьмем пример Парижа, где все это работает. Здесь местные жители 15-го округа выступили против строительства Башни Монпарнас в 60 этажей (210 метров в высоту) и выиграли суд, так как сообща наняли дорогих юристов. С тех пор там больше ничего не строилось.

Вы наверно меня хотите спросить, возможно ли подобное в Украине? Отвечу, да! У нас реформа управления многоквартирными домами началась лишь несколько лет назад, поэтому есть много нерешенных вопросов, но я уверен, что в будущем мы получим эффективные механизмы управления. Постепенно мы придем к организованным городским сообществам, как в Париже.

На фото: Александр Авдеев с жителями Одессы

Вы недавно выпустили серию роликов, где рассказывается, как оформлять документы. Мы даже отметили в своем материале "Топ-7 диджитализированных чиновников" этот факт. Почему и как пришла в голову такая идея?

Начну с того, что наши полномочия очень сильно раздувают, а мы ведь не являемся судом или исполнительной службой. Мы только фиксируем нарушения в сфере градостроительной деятельности.То есть – составляем материалы проверки и привлекаем заказчика к административной ответственности, а решение о законности и сносе принимает суд на основании нашей проверки. У ГАСКа главной задачей является проведение плановых и внеплановых проверок, а также регистрация разрешительных документов. Это была главная задача – пояснить, чем же мы занимаемся, и сообщить людям: на самом деле, законно оформить документы очень просто.

Мы решили делать ролики, когда увидели печальную статистику по отказам по самым "простым объектам" СС1 (где одновременно находится до 50 человек, – ред). Это намного больше, чем по следующим категориям. Мы начали разбираться в причинах, и поняли, что люди просто не знают основных правил. А еще в нынешнем году одесситы получили право узаконить самовольное строительство объектов, возведенных до 2016 года. Люди побежали к нам с этими документами узаконивать самовольное строительство, но в этом приказе четко сказано, что необходимы документы на земельный участок, и если нет земельного участка в собственности, вы узаконить не можете. Мы уже подготовили ряд своих предложений в Минрегион, чтобы исправить эту патовую ситуацию. Вот как раз с этим  мы и связываем рост отказов по классу последствий СС1, число которых в 2018 году составляло около 13%, а сегодня выросло уже до 20% .

А насколько в целом сложно оформить документы на новое строительство?

По сути, даже не нужно собирать документы, а сделать строительный паспорт, утвердить его в департаменте архитектуры, и подать нам уведомление о начале строительных работ, которое будет зарегистрировано в автоматическом режиме. После подачи уведомления о начале строительных работ вы можете смело начинать строительство. Вот это мы все и показали в роликах.

Хотелось бы еще вернуться к борьбе с самовольным строительством. Почему мы часто слышим, что инспекторы по нескольку раз выезжают на объект, но не могут оформить документы, так как нет собственника?

Это серьезная проблема. И это проблема не только нашего управления: мы не можем без присутствия собственника или его представителя оформить проверку. Мы также обращались неоднократно в Кабмин, чтобы этот пункт убрали. Можно создавать комиссии в таких случаях, с участием райадминстрации и полиции. Но иного пути у нас нет, чтобы навести порядок в городе.

На фото: Александр Авдеев

Очень часто именно вашу структуру обвиняют в том, что вы разрешили ту или иную стройку, например, перестройку здания в центре города, или история со строительством высоток на Глушко – на месте детского сада. Какова доля ответственности вашего подразделения?

Все эти проблемы появились у нас не в конце 2016 года, когда у нашего управления появились полномочия в сфере градостроительной деятельности, хаотичную застройку мы наблюдаем уже десятилетиями. Ответьте мне на вопрос, кто реконструирует свои дома, квартиры в центре города? Сами же одесситы. Некоторые надстраивают целые мансарды над зданиями. В 2017 году мы были на проверке в одном из зданий на Дерибасовской. Одесситы там построили мансарду с джакузи и выходом на Дерибасовскую. Эти работы заказывают не чиновники, а жители домов. То есть, именно мы, одесситы, надстроили сотни этажей и тысячи пристроек. Мы сами разрушаем, а потом говорим – разрешили строить.

Что касается стройки на Глушко,17А, то здесь собственник прошел длинную процедуру – он выкупил здание, затем оформил землю, получил градостроительные условия и ограничения на строительство в департаменте архитектуры, разработал проект, который прошел экспертизу. Условиями и ограничениями была определена допустимая высотная отметка, возможность строительства 4-секционного 16-ти этажного жилого комплекса, при этом целевое назначение земли соответствует намерениям застройщика, и т.д. По сути, у него есть право реализовать свои права на строительство, ГАСК в таком случае не имеет оснований для отказа, а если не зарегистрирует разрешительный документ, то собственник докажет свою правоту в суде, и это со стороны должностных лиц управления будет являться превышением должностных обязательств. Я являюсь должностным лицом и не могу написать в отказе, что мне проект не нравится — это не является юридическим основанием для отказа.

Сейчас этот застройщик имеет право строить дом?

Мы подготовили пакет документов, чтобы разорвать договор аренды земли, и отправили в юридический департамент Одесского городского совета. Сейчас дело в суде. На втором этапе мы хотели отменить градусловия и ограничения, но был получен ответ из областного департамента ГАСК, что условия и ограничения соответствуют действующим нормам. Параллельно мы вышли на проверку проектанта и нашли нарушения, а затем документ о начале строительных работ был отменен приказом управления. Однако застройщик его обжаловал в Одесском админсуде, который наш приказ приостановил. Де-юре ЧМ "Мода" вполне может проводить строительные работы, а как будет де-факто, увидим.

Недавно у вас были напряженные отношения с областной структурой ГАСИ. Как ситуация сейчас, наладился ли у вас контакт?

Да, у нас не было понимания с ГАСИ по поводу проведения проверок на городских объектах, в первую очередь, на памятниках архитектуры. Затем был проведен круглый стол и определен список объектов первоначальных, там, где нам необходимо провести внеплановые проверки. Сейчас мы все эти работы проводим. Но проблемы у областного Департамента такие же, как и у нас: увиливание заказчиков работ от проверок, недопуск на объекты строительства и т. д. Это проблема законодательная, которую, как мы надеемся, удастся решить для всей страны.

 

Ранее на USIonline.com: Архитектор Аркадий Шупяков – о трамвайных маршрутах, парковках под площадями и конце эпохи маршруток в Одессе

Читайте нас в Telegram.

Комментарии