В Одессе работают три коммунальных дома престарелых. Они стали настоящим домом для десятков пожилых людей, которые одиноки, или которым требуется специальный круглосуточный уход. Директор «Гериатрического дома милосердия имени Святого целителя Пантелеймона» Татьяна Терещенко рассказала корреспонденту Украинской Службы Информации о том,  по каким правилам живут дома престарелых, и как меняется отношение людей к этим учреждениям.

 

Расскажите о вашем заведении и о том, как к вам попадают пожилые люди?

Наша организация существует уже 25 лет. В 1992 году у нас было 30 мест, на сегодняшний день мы уже располагаем тремя отделениями. Сейчас у нас 75 подопечных, а 85 должно быть по плану. Как к нам попадают подопечные? Это пенсионеры нашего города, которые стоят на обслуживании в территориальных центрах социальной помощи, а также пожилые люди, родственники которых уже не способны досматривать. Чаще всего это люди, которые уже не понимают, где находятся, или которые прикованы к постели, и дома с ними справиться уже не могут. Наши отделения на Терешковой и Ясной обслуживают именно таких людей, которым нужен постоянный уход. На Педагогической у нас люди живут в отдельных квартирах, они себя частично обслуживают – сами ходят в туалет и сами кушают. Во всем остальном мы помогаем им.

У нас в обществе считается, что когда пожилой человек попадает в такое заведение, то, скорей всего, у него какие-то проблемы с родственниками, с детьми. Можете объяснить, почему у нас сложилось такое отношение?

У нас и у наших родителей считалось позором не досмотреть своих  родителей. Пятая заповедь в Библии говорит:  "Почитай отца и мать". Она предполагает, что в большой семье внуки, родители и дети жили все вместе, и такое устройство семьи позволяло досматривать стариков.  Сейчас же дети, если у них есть возможность, не живут с родителями. Для вас удобней, если ваши родители нуждаются в постоянном круглосуточном уходе, и у вас есть возможность зарабатывать деньги, определить папу или маму в такой дом как наш.

Считаю разговоры о том, мол, "позорно сдать" – неправильными. Я после 25 лет работы могу так говорить. Когда мы начинали, тогда это действительно воспринималось так большинством. У следующего поколения, я уверена, такого отношения уже не будет. Бывают разные обстоятельства в семьях. Бывает, чтобы досматривать своих родителей, приходится бросать работу, а тогда на какие деньги есть?

Сейчас задача общества состоит в том, чтобы такие учреждения как наше сделать комфортными и приятными для пребывания пожилых людей. Тогда и все стереотипы уйдут.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

А как вы это объясняете вашим постояльцам? Бывает, что пожилой человек, когда попадает к вам, впадает в апатию и считает, что его бросили и забыли?

Люди того поколения чаще всего с такими чувствами и приходят. Для каждого из них – это трагедия. Им уже, в основном, далеко за 70, и у них менталитет прошлого века. Мы это все понимаем. Мы относимся к этому очень  бережно. Мы говорим – вы не отчаивайтесь, ваши дети не могут иначе.

В первую очередь, когда к нам поступает человек, я начинаю знакомиться с ним. Когда к нам привозят новую бабушку, я ей говорю – сейчас мы ваша семья. У нас есть еще очень хорошая традиция – к нам приходит священник. Он с ними тоже разговаривает. В нашей организации работает много верующих людей.

У нас редко кого называют по имени и отчеству. Мы их называем Марусенька, Петечка, Любочка: люди окружены добром и любовью. Тогда возникает такая личностная связь, и мы начинаем общаться уже не как чужие люди.

Недавно у нас были общественники, пришли к пожилым людям на праздник, пели им песни. И тут одна наша постоялица Галина Мудренко говорит: давайте мы теперь песню споем! И вместе с другими стариками спели песню про нас, как они у нас живут, и что мы для них делаем, как они к нам попали, как медсестры за ними ухаживают,  как они вкусно едят. Знаете, я чуть не расплакалась, для меня это было таким признанием.

У нас как большая семья. Постояльцы ругаются между собой, потом они мирятся. Когда приходит новый дедушка, все бабушки в него влюбляются, они ревнуют его между собой. Когда они переживают этот момент, когда трагедия переходит в новую жизнь, у них получается смирится, наступает жизнь большой новой семьи.

Сегодня у нас умерла бабушка. Но постояльцы не переживают. Они все к такому готовы, они знают, что  жизнь заканчивается. Как-то умер один дедушка. Все три бабушки, которые могут как-то сами ходить, были в него влюблены. Ничего, поплакали недельку и успокоились. Все смертны, они знают, что потом еще мы все встретимся. У нас есть небольшая часовня, приходит батюшка и отпевает умерших. Постояльцы в этом принимают участие, они видят, что все происходит как надо и никто не выброшен.

За 25 лет я похоронила почти тысячу человек.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

Как вы это переживаете? Вы, наверное, привязываетесь к этим людям. 

Когда я начала работать, для меня все было трагедией. Некоторых людей, которые здесь жили, я очень любила. И для меня потеря их была очень болезненна. Потом я стала привыкать, и я начала воспринимать смерть не как трагедию, а как жизненный процесс, часть жизни. Я к этому пришла, будучи верующим человеком и читая книги по теологии.

Скажите, не возникает ли у ваших подопечных конфликтов из-за политических разногласий? Как они реагируют на новости, которые видят по телевизору?

Конфликты перед выборами, за кого лучше голосовать, мы уже давно, к счастью, пережили. У нас много раз менялись законы по выборам. С 2004 года по закону люди в гериатрических центрах голосовать не могут, бюллетени могут приносить пенсионерам только на дом. А до этого у нас тут были и скандалы, и целые разборки. Когда приходили с бюллетенями, многие не могли просто поставить галочку, и если мы пытались помогать, подставить линеечку, объяснить – сразу прибегала комиссия, делали замечания, что мы заставляем человека за кого-то конкретного голосовать.

Сейчас, конечно, смотрят новости, все сокрушаются: чего у нас все так плохо? Они все сопереживают. Это старые люди с ценностями Советского Союза. Они считают, что это было самое лучшее время. Мы их в этом переубеждать не пытаемся.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

Насколько часто ваших постояльцев навещают родственники, и есть ли люди, о которых забыли?

Нет, сейчас таких людей, о которых бы забыли, – у нас нет. Но были и страшные случаи, когда бабушку, например, поставили под дверь и уехали. Она сначала говорила, что родственников у нее нет, а потом выяснилось, что у нее есть и сын, и невестка, и внуки. Было такое, что при наличии родственников, дедушка два года скитался по улицам, потом его к нам привезла «скорая помощь», и он через неделю умер, родственники обнаружились в день смерти.

Бывает и такое, когда родственники хорошие, они приносят еду не только своей бабушке, а и деликатесы для всей палаты.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

Скажите, ваши постояльцы здесь постоянно находятся или есть транспортабельные люди, которых родственники периодически забирают домой?

Могут забрать, но как правило, никто никого от нас не забирает. У нас сейчас одно исключение есть – внук свою бабушку забирает. Его мама давно вышла замуж и уехала заграницу, а бабушка его воспитала. Он сейчас плавает, и, когда из рейса приходит, он ее на неделю забирает, она стрижется, делает педикюр, маникюр. Он так трепетно к ней относится. Я просто радуюсь этим отношениям – какой благодарный парень!

А есть такой у одной бабушки, приходит, у нее пенсию забирает и еще у соседок ворует. У одной старушки с руки снял кольцо. Потом по этому делу  суд был.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

Скажите, постояльцы у вас находятся за бюджетные средства или родственникам нужно еще доплачивать за них? Вы говорили, что определить к вам пожилого человека можно за плату.

Нужна врачебная рекомендация и рекомендация от соцслужбы. У нас не много мест, поэтому очередь на поступление всегда существует. У нас есть услуга бесплатного содержания, но, по закону, 75% пенсии одиноких бабушек и дедушек перечисляются нам на их содержание. Город нам выделяет деньги на питание, на свет, на тепло и другие коммунальные услуги. Из казны нам платят зарплату, пакуют установленный перечень медикаментов. Бабушка к этому ко всему дает 75% своей пенсии, которые мы помещаем на внебюджетный счет, это нам позволяет купить то, чего нам недостает, сделать ремонт.

Еще у нас есть контрактная форма обслуживания, когда родственники платят нам сумму, которую определила сессия горсовета, – это 3 тысячи 185 гривен в месяц. Они могут нам определить своего родственника, но этот родственник тоже, по заключению  специалистов, должен нуждаться в наших услугах. Если кому-то бабушка или дедушка просто «надоели», их сюда просто так вселить не получится.

На каждого больного заведена медицинская карта, на второй странице есть запись о том, что этот человек может находиться в интернате общего типа. Кроме того, мы сами проводим проверку, потому что были случаи фальсификаций документов.

Гериатрический дом милосердия имени Святого целителя Пантелеймона

Сколько обходится содержание одного человека?

В месяц на каждого человека, по данным на 1 января этого года, у нас получилось более 9 тысяч гривен. Туда вошло все – наша зарплата, его питание, медикаменты, хозтовары и все коммунальные услуги.

Какие лекарства вы даете подопечным? Какое у них питание?

На питание в день на человека тратится около 70 гривен. Мы их кормим 4 раза в день. На медикаменты, по государственным нормам по соцполитике, тратится 3 гривны 50 копеек в день. Если нам чего-то не хватает, мы можем взять из нашего внебюджетного счета и добавить туда.

Что за эти 3,50 в день можно купить?

Таблетку валидола, три капли корвалола. Мы всем даем лекарства по назначению, но еще мы всем даем нашу общую смесь – пустырник, боярышник, валерьянка и пион. Мы и сами часто пьем эту смесь – она успокаивает и нормализует давление.

Как сообщала USIonline.com, онкодиспансер просит помощи у одесситов: в медучреждении не осталось лекарств.

Комментарии