На крючке у проверяющего, или за что в Украине наказывают врачей «фото»

На крючке у проверяющего, или за что в Украине наказывают врачей

В Украине закончился очередной локдаун, и после него остался главный вопрос – был ли в нем смысл. Хотя ежедневное количество новых заболевших коронавирусом в стране значительно уменьшилось, однозначной уверенности, что это произошло благодаря закрытию магазинов и ресторанов, нет. Количество тестирований, которое в декабре прошлого года упала до минимальных показателей, попросту не позволяет выявить заболевших. Причины довольно просты: с одной стороны, люди понимают, что положительный результат на ковид ничего не меняет в лечении. Врачи постепенно перестают выписывать направления на ковид-тестирование, тем самым ограждая себя от нападок фонда социального страхования. Именно того фонда, который выплачивает деньги за больничные и старается любой ценой не выплачивать компенсации врачам, заболевшим на работе.

Прямо с начала нового года фонд начал проверки лечебных учреждений. А это значит, что сотни врачей вынуждены будут возвращать деньги фонду – из-за неразберихи в государстве.

Врачи такие проверки называют попросту рейдами. Украинская Служба Информации пообщались с врачом одной из опорных больниц для лечения COVID-19 в Одесской области Иваном Черненко, чтобы разобраться, за что теперь штрафуют врачей, которых еще полгода тому назад активно благодарили.

Что такое фонд социального страхования? Кто в нем работает и кому он подчиняется? 

Фонд социального страхования – это некоммерческая, внебюджетная организация, которая  управляет общеобязательным государственным страхованием. Если проще, фонд накапливает средства и выплачивает их при временной утрате трудоспособности, беременности и родах, смерти, а еще может оплачивать оздоровительные мероприятия. 

Фонд  этот самоуправляемый, хотя законодательно подчиняется Кабинету Министров, перед которым ежегодно отчитывается. В основном тут работают юристы, экономисты, бухгалтеры. Ведь их основная цель – это контроль за правомерностью использования средств фонда.

Что и как часто проверяет фонд? 

Обычно заблаговременно фонд сообщает медучреждению о проверке. Если больница не попадала в поле зрения фонда, не было жалоб, то проводят плановую проверку раз в три года. Если же медучреждение выдает подозрительно много больничных, или поступают жалобы от пациентов, то  могут провести внеплановую проверку. 

Первое, что проверяют – правильность заполнения больничных листов и их регистрацию в специальном журнале форма 036/о. Существует четкий алгоритм и правила заполнения больничного листа. Неправильно посчитал количество дней, указал не ту дату или диагноз и т. д. – все это может быть поводом для  наложения «регресса». Это означает, что больничный будет считаться неправомерно выданным, – соответственно, и средства были заплачены неправомерно. Дальше, согласно закону, составляется акт и виновник «траты средств», в данном случае – медучреждение – вернет фонду деньги, а потом вычтет эти деньги из зарплаты врача.      

Так же проверяется медицинская документация, соответствует ли она диагнозу, осматривал ли вообще врач пациента. То есть, проверяют, не фиктивно ли был выдан больничный. И тут поле для инсинуаций огромное.

Безусловно, одно дело, когда врач не вел запись в медицинской карте, или реально неоправданно выдал больничный, а другое дело – когда фонд берется интерпретировать записи врача. Медицина – это крайне субъективная вещь. Например,  сотрудник фонда может решить, что данных в медкарте недостаточно для конкретного диагноза, и на больничный  наложат регресс.

К слову, вся эта катавасия с КТ при ковиде была именно из-за фонда. Допустим на рентгене изменений нет, но пациент  чувствует себя реально плохо, вот только это «плохо» для фонда – не доказательство. Поэтому всех отправляли на более сложную КТ, чтобы были железобетонные доказательства диагноза, иначе приедет сотрудник фонда и врач заплатит из своего кармана.

По факту, придраться при желании можно к чему угодно – не так записал, не в том объеме, не сделал всех обследований,  не написал лечение, и т.д.  

Проверяют только коронавирусные истории, или есть еще какие-то «любимые» диагнозы, на которых можно покарать врачей? 

Проверяются все истории болезни, амбулаторные карты пациентов, которым выдавался больничный лист. Неразбериха с приказами МОЗ во время ковида дала массу возможностей фонду. Например, до введения правила «10+3» (порядок закрытия больничного) в августе ПЦР ждали неделями. У пациента первый ПЦР положительный, – семейный врач не может закрыть больничный и считать пациента здоровым, пока не придет второй ПЦР, отрицательный. Пациент на 14-й день сдает второй ПЦР. Десять дней ждут результат. Приходит отрицательный.

Получается, все 10 дней, пока пациент ждал ПЦР, пациенту неправомерно продлевали больничный, ведь ПЦР-то отрицательный.

То есть, врач должен был быть провидцем, предугадать наперед результат ПЦР и закрыть больничный раньше. Абсурд. Также не совсем понятно, почему правильность и адекватность заполнения истории болезни, амбулаторной карты оценивают сотрудники фонда, а не профильные медицинские комиссии, эксперты.  

 

Что происходит, когда проблемы будут найдены? Какой может стать сумма штрафа? 

Накладывают регресс на больничный, то есть больничный выдан  с нарушениями, а значит, медучреждение возместит фонду  средства, которые ранее были выплачены пациенту за больничный. Суммы разные, зависят от зарплаты конкретного пациента, сколько стоил один его день на больничном.  Это может быть и 300, и 1000 гривен. В примере, который приводил выше – про  ожидание ПЦР – медучреждение заплатит 5000 грн, по 500 грн за день. Эти средства потом будут вычтены из зарплаты врача.

Я не думаю, что будут штрафовать за каждый случай. Но возможностей придраться у фонда будет много. К тому же, пообщавшись с бывшим сотрудником фонда, узнал, что сверху спускают план. То есть, надо «запороть» определенное количество больничных. Учитывая, что фонд финансируется за счет ЕСВ (единого социального взноса), а в карантин и локдаун поступления средств в фонд упало, то, думаю, «план» в этом году у сотрудников фонда будет приличным. Фактически, фонд залазит в карман врача, и за его средства пытается перекрыть дыры в своем бюджете, или показать картинку эффективного управления и контроля. 

Есть ли у врачей защита от неправомерных штрафов? 

По факту, фонд вообще не имеет права проводить проверки медицинской документации. Только больничные листы и журнал регистрации. Фонд – это третье лицо, и передача его сотрудникам меддокументации – разглашение медицинской тайны. В законе Украины «Про загальнобо’язкове соціальне страхування» нет четкого списка документации, которую может запрашивать фонд. Просто расплывчатая фраза о том, что проверять могут все, что необходимо для подтверждения законности выдачи больничного.

Но вот в чем проблемка: амбулаторная карта пациента – это конфиденциальная информация. Согласно законодательству, по требования пациента в больничном вообще может не указываться диагноз. Но даже указание в больничном печати больницы с ее названием, – а это может быть и психиатрическая клиника, к примеру, – является разглашением медицинской тайны. Поэтому в 2019 году должны были ввести электронный больничный, чтобы максимально защитить персональные данные пациента.  

Как себя защитить? Просто не предоставлять медицинскую документацию – это незаконно. Фонд также не имеет права прикасаться к амбулаторным картам, историям болезни и т.д. Но продолжает проводить проверки, а врачи молчат. Сам врач себя не защитит. Только если главный врач не встанет на сторону врача, не откажется подписывать акт проверки, – тогда фонд вынужден будет пойти в суд, который проиграет. И главное, на время карантина действует мораторий на проверки. Но фонду и это «до лампочки». 

Можно ли назвать проверки фондом соцстраха давлением на врачей?

Безусловно – да, это давление. Врача ставят в узкие рамки, что отображается на пациентах. Вспомните волну недовольства пациентов, переболевших ковидом, когда им не продлевали больничные, ведь для фонда потом не докажешь основания продления. А сколько людей сделали ненужное КТ легких, чтобы открыть больничный? Это результат многолетних проверок фонда, незаконных проверок меддокументации.  

Коррупционная составляющая? Конечно же, легче скинуться «на стол», или на конверт, чем выплачивать регрессы. Безусловно, есть адекватные сотрудники фонда, а есть проверяющие, которые видят в проверке возможность самореализации за счет врача, любящие унижать с пристрастием. В Одесской области такие сотрудники фонда у всех на слуху. Есть один, особенно отличившейся. О нем даже его же бывшая сотрудница сказала так: «Таких м***ков я в своей жизни еще не видела».

Все, кто проверяют медицинскую документацию – это люди с медицинским образованием. Вот только они чаще всего не практикуют, или практиковали так давно, что мне лично не совсем понятна степень их компетенции. А их вообще аттестуют, их-то кто проверяет? Они повышают квалификацию? Вопросов больше, чем ответов. 

Сейчас проверяют семейных врачей, а будут ли проверять больницы, где лечили пациентов к с коронавирусом?

Конечно же, будут. И там, мне кажется, все еще более прискорбно. В спешке, при массовых поступлениях, – у нас не всегда было время адекватно вести истории болезни, и там придраться есть к чему, если исходить из логики фонда. Многое записано в сокращенной форме, кратко, только важные данные – без лишней воды. На «воду» времени не было.

Но вновь-таки, я не понимаю, на каком законном основании я должен предоставлять сотрудникам фонда истории болезни – это нарушение медицинской тайны. Если нас могут и должны проверять с медицинской точки зрения, то это НСЗУ. Они оплачивают услугу, им и проверять.  

Такое отношение к врачам демотивирует и ставит рамки, которые потом обязательно отобразятся на пациенте. По факту, как и многое в нашей стране, это один из методов в очередной раз  потрепать врачу нервы, унизить его, плюс еще и денег «срубить».

Ранее на  USIonline.comВакцина от коронавируса: чем будут прививать украинцев.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.