У каждого свое счастье: интервью с одесской монахиней (фото, видео)

Когда-то ее звали Аня, она делала макияж, носила джинсы, была некрещеной. Теперь ей 40, на ней черный платок и длинная ряса. Еще после консерватории Анна ушла в монастырь, в 30 приняла постриг. Но лишь недавно призналась маме, что уже 10 лет как стала монахиней и ее новое имя – сестра Дария. На вопрос о женском счастье Дария отвечает, что у каждого оно свое. Накануне 8 марта мы решили заглянуть за стены монастыря, и на примере одного человека узнать, как это – быть монахиней и отказаться от всего того, чего желают в Международный женский день.

Пообщались с сестрой Дарией корреспонденты Украинской Службы Информации Анна Городенцева и Владислава Швец.

Главная цель этого интервью – показать другое мироощущение и понимание счастья. Времена меняются, но остаются те же  пожелания, которые чаще всего звучат 8 марта. В этот день «виновницам праздника» желают то, что считают самым главным – мужа, детей, – женского счастья, другими словами.  Конечно, для многих так оно и есть. Но как ни крути, счастье бывает разным.

«Не знала, что такое Рождество и Пасха»

Анна родилась в нерелигиозной семье. Ее дедушка был депутатом и коммунистом, вся семья – родители, сестра-близнец, старший брат и сама Аня были некрещеными, тема Бога была под запретом. Когда мама предложила отметить Рождество, а потом Пасху, все это было в новинку. А уже в 15 лет у девочки появилась тайная и нетипичная для подростка мечта – уйти в монастырь.

Первым, как ни странно, крестился старший брат, потом я, мама и сестра. А вот отца крестила я, я — крестная собственному отцу. Дедушка в то время был уже не так категоричен, у него была последняя стадия рака. Однажды он меня спросил: а ты и правда веришь в Бога? А я у него спросила: а ты и правда не веришь? И он ответил, что уже и не знает, – рассказала сестра Дария.

В школе Аня училась в физико-математическом классе, но главным ее увлечением была музыка. В церковном хоре в родном Николаеве  не хватало сопрано, и так ей предложили петь в хоре, – тогда она была еще некрещеной. Потом была Киевская консерватория и новое предложение – петь в храме при монастыре. Так она узнала устав и поняла, что точно хочет стать монахиней.

Еще тогда меня благословили носить черное. До этого я делала макияж, была обычным человеком, студенткой 3-го курса – и вдруг прихожу в длинном черном платье и платке. Всех это удивило, многие даже подумали, что у меня кто-то умер, все покосились. А через полгода привыкли. А я поняла, что обычная жизнь, где все у всех одинаково, мне скучна, – рассказала монахиня.

Скрывала от родителей

И хотя после окончания консерватории девушка переехала жить в монастырь, свои намерения от близких долго скрывала. Тяжелее всего признаться было маме, именно она не могла поверить, что дочь откажется от того, что все называют счастьем.

Мама мне сказала, чтобы я до 30 ни в коем случае монашество не принимала. Но так оно и получилось. В 30 я постриглась в инокини, а в 33 приняла монашество. Но когда я говорила с ней про то, что стала иноком, у мамы отнялись ноги, она очень эмоциональная. Поэтому о монашестве я решила не рассказывать, и лишь недавно мама мне сказала: я все знаю. Она смирилась, ведь теперь мне 40. Раньше для нее мое монашество было подобно смерти. Она думала, что я уеду  и забуду про них. Но с благословения настоятельницы мы можем посещать родных, – рассказала сестра Дария.

Монастырский wi-fi

Когда-то уйти в монастырь означало полностью отказаться от всего мирского. Современные монахи тоже не выходят замуж и не женятся, не ходят в кинотеатры и на концерты, не снимают монашескую одежду. Но кое-что все-таки изменилось. Интернет изменил общество, и монастырское в том числе. Конечно, это индивидуально, и есть и в современном мире монастыри, где отказываются от многих благ цивилизации. Но все-таки отрешаться от мира не обязательно.

Когда сюда приехала, меня настоятельница спросила: может быть провести в твою келью интернет? У меня никогда не было компьютера, был только телефон. Но все это было чуждо, и я удивилась. А буквально через месяц моя сестра предложила мне подарить ноутбук – так у меня и появился интернет. Так я общаюсь с близкими, еще разобралась в нотной программе. Интернет изменил общество, и наше в том числе. Лимит – это наша совесть, но это своего рода прививка, которая тоже нужна, – рассказала Дария.

«Женское счастье»

А вы и правда думаете, что женское счастье – это только муж и дети? Я верю, что семья подобна монастырской жизни. Кто-то не может потянуть семью, а кто-то не выдержит в монастыре. Счастье у каждого – свое, – ответила на наш вопрос монахиня.

Она не жалеет о своем выборе. Говорит, что за годы жизни в монастыре научилась иначе чувствовать людей. А еще здесь у нее есть любимые послушания – она руководит хором и вышивает иконы бисером, а также преподает на регентских курсах при семинарии. От нее не отказались друзья, но Дария признается, что ей скучно все, что вне храма.

Бывает, я даже приезжаю домой, меня зовут встретиться, а мне тоскливо; потом иду в храм – и мне сразу спокойно. Вот это мое, – говорит Дария.

Молитва как смысл жизни

Далеко не все, кто попадает в монастырь, остаются в нем навсегда. По наблюдениям Дарии, чаще всего в обычную жизнь возвращаются те, для кого уходом в монастырь стали такие причины, как несчастная любовь или проблемы в семье.

Здесь остаются те, кого держат другие причины. Если несчастная любовь – будет еще счастливая, и такие люди уходят. Здесь те, кто не может жить без храма и молитвы, а молитва – это все, – говорит Дария.

Как сообщала  USIonline.com, одесский путешественник Теодор Резвой готовится установить рекорд Гиннесса.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.