Три расстрела и тюрьма: как во время «ежовщины» руководство Одессы меняли «фото»

Три расстрела и тюрьма: как во время «ежовщины» руководство Одессы меняли

За 225-летнюю историю Одессы руководители города менялись аж 253 раза. Некоторые чиновники находились «у руля» достаточно долго. О них и времени их правления историческая память сохранилась достаточно хорошо. В далеком прошлом это легендарные «отцы-основатели» Одессы Иосиф де Рибас и Арман де Ришелье и реформаторы города Григорий Маразли и Николай Новосельский. Также уже написали свою часть истории Одессы наши современники – Эдуард Гурвиц, Руслан Боделан, Алексей Костусев и Геннадий Труханов. С другой же стороны, у Одессы было много руководителей «сиюминутных», временных. По разным причинам иногда они буквально как на конвейере сменяли друг друга, и если и оставляли какой-то след в истории – то найти его не так-то просто. Корреспондент Украинской Службы Информации Николай Яковенко узнал, как за 1937-й год в Одессе поменялось 4 руководителя города.

«Большой террор» в Одессе

Особый интерес в контексте быстрой сменяемости руководителей в Одессе представляет 1937 год. За него на посту председателя Одесского городского совета (функции примерно такие же, как у современного городского головы) успели побывать 4 человека: Николай Митрофанович Букалов, Николай Никифорович Рощенюк, Александр Федорович Довбыш и Иван Корнеевич Черница.

Одесский оперный театр, 1937 год

Причины такой быстрой смены руководства города очевидны – «ежовские» репрессии. Трое первых были расстреляны в том же году. До Черницы добрались в 38-м, пытали и держали в тюрьме. Ему повезло выжить, сохранить репутацию и карьеру, и дожить до почетной пенсии.

Становится очень обидно, когда узнаешь, что о Букалове и Довбыше в интернете нет практически никакой информации. В списках «Мемориала» или украинских документальных сборниках «Реабилитированы историей» указываются их годы рождения и даты расстрела. В конце приписка: «Приговорен Особой тройкой НКВД к высшей мере наказания».

В сети нет ни одной фотографии этих людей. А ведь за тире между годами их рождения и смерти стоит целая биография реального человека, который явно как-то проявил себя в работе и по партийной линии, чтобы хоть и ненадолго, но возглавить город.

О биографиях Рощенюка и особенно Черницы информации побольше. Про них даже есть худо-бедно оформленные страницы на «Википедии». Но эти несколько строчек биографии вызывают еще больше вопросов. По какому делу они проходили? В чем их обвиняли? Как происходили арест и допросы? Кто за этим стоял?

Одесские сотрудники НКВД – посетители кружка танцев в ведомственном санатории, 1939 год

Подробный фактаж дел, которые «шили» на руководителей Одессы в 1937-38 годах, можно узнать в заведенных НКВД на них делах, которые хранятся в Архиве Управления СБУ в Одесской области. Во время подготовки этого материала архивные атрибуты этих документов были установлены. Букалов проходил по делу 6053-п, судьбу Довбыша предрешила папка с шифром 6539-п, а во время пыток Черницы следователь заполнял дело 9780-п. Номер дела Рощенюка пока узнать не удалось, но документы точно сохранились – к ним возвращались в КГБ при пересмотре приговора через много лет после расстрела чиновника, поэтому найти их не должно составить большого труда.

9 апреля 2015 года Верховная Рада приняла закон об открытии всех архивов СБУ. Во время подготовки материала я написал запрос на работу с документами о репрессированных руководителях Одессы и получил от архива спецслужбы ответ о начале поиска и подготовки дел к просмотру. По закону, доступ к делам я должен получить в двухнедельный срок.

Этот же вводный материал основан на информации из фрагментов краеведческих материалов, научных публикаций о репрессиях в Одессе, а также публикаций прессы того периода.

Николай Букалов – «украинский националист» и «правый троцкист», якобы причастный к «замедлению сбора помидор»

Родился на Донбассе в семье железнодорожника. Интересно, что его отец – уроженец села Кшень Курской области в анкете НКВД записан как русский. Николай Митрофанович же считал себя украинцем. Был членом КП(б)У с 1925 года. После Гражданской войны принимал участие в борьбе с бандитизмом в окраинах Чернигова. С 1928 по 1933 год был секретарем райкомов в нескольких районах Одесской области. С 1933 по 1935 год был замруководителя Укрконсервтреста (эта страница его биографии позже станет для Букалова фатальной).

Занимал должность председателя Одесского горсовета с 6 июля 1935 года. Был смещен весной 1937-го (первомайский парад принимал уже его наследник Довбыш). Букалов попал под волну борьбы с «троцкистско-зиновьевскими» антисоветскими организациями.

Формальной причиной для этой линии репрессий стал проходивший в августе 1936-го т.н. «Первый московский процесс», во время которого старые большевики Лев Каменев, Григорий Зиновьев и еще 8 их соратников из существовавшей за 10 лет до этого «Левой оппозиции» Льва Троцкого были обвинены в планировании убийства Сталина, пособничестве немецким фашистам, планах вернуть помещиков и других смертных грехах. Все подсудимые были расстреляны, после чего органы НКВД живо принялись искать членов «Объединенного троцкистско-зиновьевского террористического центра» по всему СССР.

Первый московский процесс

Чтобы добраться до Букалова, одесским чекистам пришлось сплести целую паутину фейковых уголовных дел с надуманными обвинениями в адрес крупных местных функционеров, партработников, управленцев, в которой каждый новый «враг народа» тянул за собой еще нескольких своих знакомых-«подельников».

Все началось с дела «Областного троцкистского центра», которое расследовали еще с осени 1936 года. Одним из первых его фигурантов стал директор колхоза имени Кирова Вельчак, который «сознался», что в 1926 году его привлекла в «фашистское подполье» лично жена Троцкого Александра Львовна Бронштейн-Соколовская.

Лев Троцкий с женой

Далее, его, якобы, по указу главы «Украинского троцкистского центра» – уроженца Белгорода-Днестровского, зам. торгпреда СССР во Франции Иосифа Оскаровича Гольденберга послали в Одессу, где он «с подельниками готовил террористические акты против руководства ВКП(б) и советского правительства».

Другой подсудимый – завотделом пропаганды и агитации Одесского обкома КП(б)У Евсей Михайлович Манюрин-Броварский дал показания на множество партийных чиновников, в том числе на второго секретаря Одесского обкома Ф. Я. Голуба. Его задержали 16 февраля 1937 года. Голуб же после длительных пыток сознался, что был руководителем «троцкистского центра».

После этого в Одессе прошла «зачистка» связанных с «троцкистами» членов организаций «правого подполья» и «украинских националистов». Именно в это время вместе с другими 20 фигурантами дела 27 июня был схвачен Николай Митрофанович Букалов.

Интересно, что «троцкистов» обвиняли во «вредительстве в промышленности и сельском хозяйстве». Тут, якобы, ставил палки в колеса проживавший в Одессе директор и Укрконсервтреста – бывший шеф Букалова – Александр Соломонович Брейтман. Он «поддерживал замедление сбора помидор, чтобы консервная промышленность ощущала недостаток сырья». Это подрывало не только потребительские возможности советских граждан, но и создавало угрозу для запасов продовольствия на случай войны!

После двух месяцев в застенках НКВД Букалова расстреляли по приговору «тройки» 25 сентября 1937 года.

Зимой 37-го НКВДшники добрались и до его отца – беспартийного 59-летнего начальника дистанции колеи Северо-Донецкой железной дороги Митрофана Павловича Букалова. Он жил и работал в Артемовске. Его арестовали 20 декабря 1937 года и вскоре «тройка» приговорила его к расстрелу с конфискацией имущества.

Николай Рощенюк – возможно, «пособник» командарма-«троцкиста» Ионы Якира

Родился в 1902 году в Бердичеве в семье рабочего-котельщика. В 16 лет начал работать на 1-м государственном кожевенном заводе в Бердичеве. Вступил в КП(б)У в 1925 году. Окончил партийную школу, работал начальником Бердичевского окружного отдела рабоче-крестьянской милиции. До июня 1935 года был главой исполкома Новоград-Волынского райсовета Киевской области, после чего до сентября 1936-го возглавлял там же окружной совет. С сентября 1936 до весны 37-го был 1-м заместителем наркома земельных дел Украинской ССР. В мае 1937 года назначен председателем Одесского горсовета и руководил городом до июля.

Точной информации о том, по каким обвинениям схватили Рощенюка, пока обнаружить не удалось. Но, скорее всего, он проходил по следующему громкому разоблачительному одесскому «делу Вегера», которое начали раскручивать в конце июня 1937 года.

На фото: Евгений Вегер

25 июня был арестован занимавший с 1930 года должность 1-го секретаря Одесского обкома КП(б)У Евгений Вегер. Коммунист с практически «безупречной репутацией» – командир во время Гражданской и Советско-Польской войн, военный комиссар 7-й Армии РККА во время подавления Кронштадтского мятежа. Он также возглавлял одесскую областную «тройку» и курировал репрессии в Молдавской Автономной ССР – зачищал западную часть Одесской  области и Приднестровье от «румынских шпионов». Но его арест для НКВД был логичен – его зам Голуб «оказался» руководителем «Областного троцкистского центра».

«Виновность» Вегера удалось связать с проходившим тогда в Москве делом «антисоветской троцкистской военной организации», после которого была обезглавлена РККА – казнены маршал Михаил Тухачевский, командармы Иеороним Уборевич, Иона Якир и другие видные военные деятели.

На фото: Михаил Тухачевский

Вегер через две недели после ареста написал заявление на имя Ежова, в котором «сознавался», что в 1936-м году его завербовал командующий войсками Киевского военного округа Иона Якир для создания «контрреволюционной правотроцкистской организации в Одесской области». Вегера казнили 27 ноября 1937-го.

Кроме уже опоминавшихся Голуба и Брейтмана, в число «контрреволюционеров» были записаны еще ряд видных одесских партийных функционеров и чиновников. Вероятно, эта судьба не обошла и новоиспеченного председателя горсовета.

Также дела Рощенюка и Вегера роднит то, что пленум Центрального Комитета КП(б)У в августе одновременно отклонил их кандидатуры в ЦК как «раскрытых врагов народа» и «не достойных звания членов ЦК».

Николая Рощенюка осудили к высшей мере наказания. Приговор тройки исполнили 3 сентября 1937 года. 19 января 1957 года он был реабилитирован.

Александр Довбыш – «хотел создать независимое буржуазно-националистическое государство фашистского типа»

Родился в 1900 году в Полтаве. Во время Гражданской войны воевал на бронепоезде в составе 2-го Луганского социалистического отряда Красной гвардии в районе населенных пунктов Основа, Змиев, Родаково. Участвовал в Царицынском походе. Был тяжело ранен во время боя за станцию Суровикино. В 1920 году назначен начальником уголовного розыска в Луганске, в 1921-1924 годах был помощником начальника Луганской уездной милиции по уголовной части. До 1929 года возглавлял окружную милицию. В феврале 1929-го был награжден орденом Боевого Красного Знамени. В 1930-1931 годах был председателем Луганского горсовета, внедрял украинизацию.

На фото: Александр Довбыш (в центре снимка)

В это время  встречался с наркомом по военным и морским делам Климентом Ворошиловым, под командованием которого сражался на Донбассе во время Гражданской войны. С 1931-го года работал в аппарате ЦК. В 1937 году прибыл в Одессу и с середины лета работал председателем Одесского горсовета.

В составе руководства города и области принимал участие в официальных торжествах 1 мая. Во время парада на День солидарности трудящихся его сфотографировали на трибуне для газеты «Чорноморська коммуна».

Фото Александра Довбыша в газете «Чорноморська коммуна»

Во второй половине 1937 года Довбыш попал в Одессе под продолжающуюся волну борьбы с «участниками правотроцкистских организаций».

Как и в случае с двумя предшественниками, новоназначенный чиновник стал лишь небольшим звеном выдуманных чекистами антисоветских заговоров.

Весной 1937-го года одесские НКВДшники раскручивали дело «контрреволюционной украинской националистической организации». К сентябрю в ее рамках были арестованы в большинстве представители культурной интеллигенции – начальник областного управления по делам искусства М. Ф. Шестацкий и его зам Дмитрий Иванович Солтус, экс-первый проректор Одесского государственного университета и научный сотрудник Музея революции Павел Александрович Самулевич, завкафедрой истории Украины ОГУ Иван Иванович Погорелый и другие.

На Солтуса, например, на допросе после 8 дней пыток показал бывший руководитель кафедры педагогики Одесского пединститута, прибывший в СССР из Германии в 1923 году, Самуил Самуилович Флякс.

Луцкого и Демьяненко (Василий Евстрафович Демьяненко – преподаватель одесского Педина и Василий Павлович Луцкий – заведующий практикой ОГУ, – прим. Ред). я знал несколько лет…  Им обоим мною были даны задания на проведение вредительской и вербовочной работы. Ранее они работали при горотделе Народного образования. Луцкий – сын кулака. Он был одним из авторов троцкистского труда «Программа по истории классовой борьбы», изданной методкомом Горнаробраза в 1932-1933 годах. Луцкий и Демьяненко были связаны с украинскими националистами в органах наробраза в Одессе – Руденко, Гудзь, Солтусом. Сблизились мы в 1936 году в Украинском Пединституте. Здесь я узнал, что Демьяненко является учеником известного украинского националиста Гордиевского. Я информировал о целях, задачах и террористических установках в организации. Луцкий и Демьяненко полностью признали эти установки, – говорил Флякс.

Осенью 1937 года их «контрреволюционную деятельность» связали с другими «врагами народа» – вскрытой «правотроцкистской организацией», которая включала уже членов обкома и горкома КП(б)У.  Среди участников этого дела как раз проходили председатель горсовета Александр Довбыш и его заместитель Л.М. Гай-Комар, а также глава облисполкома Петр Дмитриевич Бойко, начальник Одесской железной дороги Лев Романович Милх и сотни других чиновников.

На фото: Лев Романович Милх

Участникам заговора вменялась подготовка к отрыву Украины от Советского Союза, созданию независимой Украины под протекторатом Германии, реставрации помещиков и капиталистов, блокировка с другими право-троцкистскими организациями.

По мнению следствия они «хотели создать независимое буржуазно-националистическое государство фашистского типа».

23 ноября 1937 года Александра Федоровича Довбыша расстреляли. Через 20 лет он был посмертно реабилитирован.

Иван Корнеевич Черница – «террорист, который подстроил несколько трамвайных аварий»

Информации про него в интернете больше всего. Это понятно, потому что его судьба и карьера вполне успешно продолжались и после «большого террора». Черница выжил в застенках НКВД и чудом был оправдан, а вот чекист,  который его пытал – сам вскоре попал под репрессии. История Черницы требует уточнений, которыми мы сейчас и займемся.

Иван Черница родился в 1896 году в Одессе, был шестым ребенком в семье портового грузчика на Пересыпи. В 12 лет устроился работать чистильщиком котлов у подрядчика Крыжановского в Одесском судоремонтном заводе. В советских  газетах  писали, что  он входил в целую бригаду детей, которые гробили здоровье на тяжелой работе у Крыжановского, по кличке «Корова». Их же называли «коровьи дети».

До 1917 года работал котельщиком на судоремонтном заводах РОПИТа и Ровенского, где познакомился с революционерами, среди которых был Макар Чижиков.

В 1917 году был призван в армию, где числился рядовым 49-го запасного пехотного полка. Был демобилизован в августе 17-го и среди первых вступил в Красную Гвардию. После этого в 1917-1918 годах принимал участие в большевистских восстаниях в Одессе – разоружал городских жандармов.

После прихода белых организовал забастовку на барже «Белая» и отказывался грузить имущество бегущих в иммиграцию. Принимал участие в Гражданской войне, прошел несколько руководящих должностей. Член КПСС с 1925 года. В 1925 – 1929-х годах работал директором соляных промыслов в Херсонской области. В 1929 – 1931-м годах работал директором стекольного завода, а затем соляных промыслов в Одессе на Хаджибейском лимане. Потом был руководителем Химсельтреста и директором завода им. Красного Профинтерна.

Массовые занятия физкультурой отдыхающих в санаториях на Куяльнике, 1930-е годы

Осенью 1937 года, после расправы над своим предшественником Довбышем, был избран председателем Одесского горсовета. Проработал на этой должности до 21 мая 1938 года.

Находясь во главе города Иван Черница также принял участие в выборах в Верховный Совет СССР и 12 декабря 1937-го был избран депутатом от Ленинского района Одессы.

Во время избирательной кампании газета Одесского обкома «Чорноморська коммуна» публиковала хвалебные материалы о Чернице.

Например, 24 ноября на встречу с Черницей собралось 500 представителей молодежи района, которые «тепло встретили» кандидата и выслушали его биографию.

В словах ораторов чувствовалась гордость, радость и счастье быть молодыми в стране социализма и принимать участие в выборах… Молодые избиратели заверили, что будут голосовать за Черницу в Совет СССР и Ханкина в Совет Национальностей, и призвали всех отдать голос за этих кандидатов, – сообщала газета.

Иван Черница в газете «Черноморская коммуна»

А после выборов газета поздравила Черницу с победой.

Держите высоко знамя народа, знамя Ленина-Сталина!, – цитировала газета пожелания Чернице от работника завода Марти (ныне «Судоверфь «Украина»») Викентия Веремчука.

Желаем быть такими же беспощадными к врагам народа, как был Ленин, как есть Сталин, – желали ему другие товарищи, которые как говорилось в заметке, «обступили и крепко жали руку» новоиспеченного депутата.

Иван Черница в газете «Черноморская коммуна»

Однако вскоре Черница сам почувствовал партийную беспощадность. 21 мая 1938 года он был лишен должностей, как «неоправдавший доверия избирателей». Вскоре последовал его арест.

В духе времени Чериницу обвинили в участии в «правотроцкистской организации». Однако, в его деле чекисты пошли дальше. Если Рощенюка и Довбыша обвиняли в идеологической враждебности и абстрактной подготовке к антисоветскому перевороту, то Черницу – в совершении конкретных террористических актов, для подрыва  уклада жизни граждан. Если конкретно, Черницу считали причастным к нескольким трамвайным авариям в Одессе.

Ведет негодный, непартийный стиль руководства… Не руководил горсоветом, а всю энергию  направил на подхалимничание перед врагами народа, в последнее время орудовавшими в обкоме и горкоме КП(б)У. Их преступной рукой было организовано несколько  трамвайных катастроф, – говорилось в обвинении Черницы.

Экскурсанты в порт на Потемкинской лестнице, Одесса, 1938 год

Отметим, что после ареста Черницу пытали бывшие подчиненные другого избранного от Одессы депутата Верховного Совета СССР, Николая Федорова, который возглавлял Управление НКВД в Одесской области с июля 1937-го по февраль 1938-го.

Сам же Федоров после Одессы возглавил НКВД Киевской области, а затем был переведен в Москву, где 20 ноября 1938 года арестован и обвинен к причастности к «заговору» военных по делу Тухачевского. 3 февраля 1940 года его расстреляли.

На фото: Николай Федоров в газете «Черноморская коммуна»

На фото: одесские депутаты Верховного Совета СССР в 1937-м году в газете «Чорноморська коммуна»

Черницу держали в заключении до 1940 (по другой информации, до 16 января 1941 года) года, когда ему чудом удалось выйти на свободу «за недоказательностью обвинений».

После нападения Третьего Рейха на СССР Черница был уполномоченным Наркома пищевой промышленности по эвакуации консервных заводов Молдавской и Украинской ССР. В 1942-м году эвакуировал консервные заводы Краснодарского края. В эвакуации организовывал работу консервных заводов в Узбекистане.

После освобождения Одессы и до 1952 года был директором Одесского консервного завода им. Ворошилова. Затем работал в межобластной организации, которая занималась сбытом изделий местной промышленности.

С 1960 года – персональный пенсионер союзного значения. Жил в квартире на Пролетарском бульваре (сейчас Французский бульвар) и пользовался преференциями, положенными по выслуге лет выдающимся советским функционерам.

О пожилом Иване Чернице любили писать в газетах в 1970-х. Поздравляли его с днями рождения и брали интервью об участии в революции и строительстве социализма.

Статья о Чернице в газете «Знамя коммунизма», 1971 год

Ленинская партия, Советская власть дали людям труда могучие крылья для полета, открыли широкий простор их творческим возможностям, – говорил Черница газете «Знамя коммунизма» 25 августа 1971 года.

О пережитых репрессиях, разумеется, ни слова.

Иван Черница умер в начале февраля 1977 год на 81-м году жизни. Газета «Вечерняя Одесса» 8 февраля опубликовала его  некролог, указав, что Черница был награжден орденом Красной Звезды и пятью медалями.

Некролог Черницы в «Вечерней Одессе»

Послесловие

Тему репрессий над руководством Одессы в 1937-1938 годах невозможно охватить одним материалом. Во второй части, после работы с делами из архива СБУ, Украинская Служба Информации расскажет, что происходило с председателями Одесского горсовета после того, как за ними приезжал «черный воронок» – как проходили аресты и допросы, о чем они говорили следователям.

Отдельного материала заслуживают методы одесского НКВД, которыми выбивались признательные показания, и статистика арестов чиновников в городе по «троцкистким», «националистическим» и «правым» делам. Интересно посмотреть, как на данные события реагировала городская пресса. Как в газетах клеймили «врагов народа», хвалили НКВД и требовали расправы над разного рода «фашистами».

Отдельно интересно узнать судьбу самих НКВДшников, многие из которых, также как и Федоров, из палачей быстро превращались в жертв своих же коллег.

Обо всем этом – в следующих материалах.

Ранее на USIonline.comОдесса 25 лет назад: разгул бандитизма, горожане-миллионеры и бесплатный электротранспорт.

Читайте нас в Telegram.