«Шахматы – это модель жизни», – интервью с олимпийской чемпионкой Натальей Жуковой

Шахматы – одна из древнейших игр, которая дошла до нашего времени. В нее играют сотни миллионов человек по всему миру, но несмотря на это их так и не вписали в олимпийские виды спорта. Тем не менее, международные олимпиады по ним проводятся.

Для того, чтобы узнать, в каком состоянии шахматный спорт в Одессе, Украине, и как сделать его популярнее, корреспондент Украинской Службы Информации Кирилл Овсяный пообщался с олимпийской чемпионкой Натальей Жуковой.

Наталья Жуковаукраинская шахматистка, многократная чемпионка не только Украины, но и Европы и мира. Она – одна из немногих женщин, которой удалось получить звание международного гроссмейстера. Сейчас занимает 131 место среди женщин в мировом рейтинге ФИДЕ. В детстве жила в Херсонской области, но уже долгое время проживает в Одессе и планирует создать настоящую Академию шахмат.

Откуда появилась любовь к шахматам?

В 1976-м году моего отца призвали на срочную службу в Германию (в Дрезден, – ред.). Он отслужил там год и ему предложили остаться, после чего он получил звание прапорщика. Там он возглавлял стрельбище, то есть всегда был связан со спортом. Моя любовь к спорту – это все папино. Он говорил, что даже в армии всегда ходил в спортивном костюме.

Мой отец очень большой любитель шахмат, но научил играть меня в них не он. Когда мне исполнилось 7 лет, отец четко знал, что мне нужно пойти в какой-то вид спорта. На тот момент ему даже было все равно, в какой. Он знал, что это должен быть профессиональный подход. Тогда отец тренировал детскую команду по волейболу, но – мальчиков, и даже подумывал меня туда пропихнуть, но потом он от этой идеи отказался. Потом его осенило, что в ДЮСШ в Каховке были шахматы. Меня не спрашивали, хочу я или нет. Говорят, что я даже плакала из-за этого.

Когда папа привел меня к первому тренеру, то сразу спросил, сделает ли тот из меня чемпиона мира. У него в ответ спросили, есть ли у меня какие-то таланты. Тогда он сказал: «Я считаю, что чемпионами мира становятся. Не рождаются, а становятся».

В каком состоянии шахматный спорт в Одессе и Украине?

Советская шахматная школа была очень сильна, потому что тогда была система, по которой тренировали детей. Не было большого количества частных школ, над которыми нет контроля. Я не говорю, что нужно вводить контроль, но должна быть центральная шахматная академия, где дети, которые хотят совершенствоваться, смогут получить все необходимое. Это будет возможно только благодаря контролю, и я вижу себя в этой роли, вижу силы на то, чтобы организовать это в Одессе.

Я об этом мечтаю с 2015 года, когда я стала чемпионкой Европы во второй раз. Мне казалось, что на буме популярности, с помощью пресс-конференций и разглашения в СМИ, получится возродить шахматы. Ведь у нас все это было, начиная с Ефима Геллера, который признан лучшим шахматистом 20 века по версии ЮНЕСКО. Потом у нас была плеяда других известных гроссмейстеров: Верлинский, Тукмаков, Альбурт, Лернер. У нас огромная история шахмат, но где это сейчас?

Не проходит и дня, чтобы мне не написали или не позвонили родители, которые просят подсказать, куда отдать ребенка на шахматы. У нас есть объединение шахматных клубов на Канатной, 95, но оно не резиновое. Там уже не хватает кадров. Директор рассказывал мне, что тренеры увольняются, зарплаты низкие, а уровень образования падает.

Именно поэтому у нас нет стабильных результатов. Периодически дети «выстреливают», и я безумно этому рада и готова помогать им советами, пока не откроется школа. Просто частные школы не отвечают за результат, спроса с них нет.

Шахматисты занимаются только шахматами?

Нет, должна быть спортивная составляющая, потому что шахматист должен быть вынослив, подготовлен физически и ментально. Это может быть бег, плаванье или езда на велосипеде. Родители вместе с тренером должны найти для ребенка тот спорт, который будет ему приятен. Меня в детстве не спрашивали и заставляли бегать, но, мне кажется, это было ошибочно.

Мой второй классный тренер, Семен Валерьев, был очень строгим и требовательным. Вся эта закалка и чемпионский характер – благодаря ему. С 8 лет он заставлял меня бегать каждый день по 5 км в любую погоду, несмотря ни на что. Это и много, и в детстве ты не понимаешь, для чего ты это делаешь. Мне это вообще никак не нравилось. В 12 лет я сказала, что несмотря на все плюсы моего тренера, я не могу и ухожу.

Тогда я поставила родителей перед фактом, что ухожу и мне нужно найти другого тренера. У родителей была истерика, но они были вынуждены смириться с моим решением. Они пытались надавить на меня, но уже в 12 лет меня нельзя было переспорить.

Какой подход к шахматам лучше применять для детей?

На самом деле, детские успехи не настолько важны. Даю совет родителям: не гонитесь за титулами. То, что я там была вице-чемпионкой мира до 14 лет и несколько раз вице-чемпионкой Европы, это все круто, но это не значит, что ты останешься таким навсегда. Если для этого нужно форсировать ребенка и «перегибать», то лучше не стоит.

Важнее акцентировать внимание не на результате в этом возрасте. Конечно, многие чемпионы в детстве в итоге становились гроссмейстерами в более старшем возрасте, но есть много случаев и с иным исходом. Теперь их нет среди профессионалов, потому что не все выдержали напора родителей и тренеров. Для детской психики это очень большое испытание. Зачастую даже сами родители к такому не готовы.

Расскажите о ваших необычных подходах к тренировкам шахматистов и популяризации спорта.

Одна из необычных тренировок была придумана именно в Одессе. Я обратилась к профессиональному тренеру, чтобы он поставил мне систему тренировок. В 2018 году тренер по общей физической подготовке Сергей Проценко, пока я готовилась к олимпиаде в Батуми, спросил: «Почему у нас все так скучно?». И у него была  идея тренировки в планке, во время которой я играю партию в шахматы или каждый ход я буду делать берпи (упражнение – приседание с дополнительной стойкой между повторениями, – ред).

Это невероятно красиво. Микс шахмат и спорта. Мы сняли ролик, который в 2018 году стал вирусным. Люди тегали себя и друзей, с которыми хотели поиграть так. И пошла идея, что шахматы не скучны. Просто классические шахматы, партии в которых длятся по 6 часов, скучны массовому зрителю. Конечно, нам они не скучны и людям, которые разбираются в нюансах, но наблюдать за этим обычному человеку – «на любителя».

Как переживают поражения шахматисты?

Не даром сказал Михаил Таль, что каждое наше поражение – это микро-смерть. Хотя, может, звучит это и нереально… Для нас поражение в шахматах, когда 3-5 часов ведешь какую-то стратегию и думаешь, что победишь, если партия решающая и в итоге проиграл, – для нас это ужасно. В этот момент лучше не трогать шахматиста.

Были случаи, когда шахматисты смахивали фигуры. Даже в меня летали фигуры, от которых приходилось уворачиваться. Есть один очень известный украинский шахматист, который даже переворачивал стул со столом. Это эмоции, это нервы, это спорт. Мы очень тяжело переживаем поражения.

Как пандемия коронавируса повлияла на шахматы?

Последний турнир в марте был прерван. Там играли 8 сильнейших игроков мира, и победитель вышел бы на матч с Магнусом Карлсеном (топ-1 мира в рейтинге ФИДЕ с 2011 года, – прим. ред.). Этот турнир прервали, хотя был начат уже тогда, когда была приостановлена НБА (баскетбольная лига Америки, – ред.). Было много вопросов к турниру, но нужно понимать, что шахматы – это сейчас наиболее безопасный вид спорта.

Мы не контактируем друг с другом, можем выдержать дистанцию и даже придумали уже пластиковый прозрачный экран, который проходит по демаркационной линии доски. Так уже было на Бундеслиге, на турнире в Ставангере и на других. Люди заранее приезжают, проходят 10-дневный карантин и после этого можешь играть.

Шахматы разделены на общие и женские. Нужно ли это в наше время?

Мы не найдем ни один вид спорта, в котором женщины будут на равных с мужчинами. Понятно, что мы признаем, – мы отличаемся. Я не говорю, что мы слабее, так как тут идет борьба не физической силы. Совокупность факторов, в которых растут девочки, уже навязывают ей стереотип, что «нет ничего страшного, что она проиграет мальчику». В то же время, любой мальчик считает проигрыш девочке оскорбительным.

Есть легендарные сестры Полгар, которых отец воспитывал по системе и смог воспитать трех чемпионок. Старшая сестра, Жужа Полгар, у которой своя академия в Америке, играла наравне с мужчинами. Был даже вопрос в «Что? Где? Когда?» – с какими мужчинами она не играла… Ответ был, – Полгар никогда не выигрывала у здорового мужчины. Это связано с тем, что после поражений ее соперники жаловались на здоровье, боли в голове, животе и так далее. В эпоху этих сестер мужчины очень переживали из-за поражений.

Младшая сестра, Юдит Полгар, – это уникальный человек. Она никогда не играла с девочками принципиально и воспитывалась как мальчик. В итоге она вошла в мировую десятку среди всех шахматистов того времени. Никто из женщин и близко не подходил к этому результату. В сотню, наверное, никто не вошел, а она вошла в десятку.

Я тоже получила «мужского» гроссмейстера. На тот момент было около 20 женщин в мире, которые смогли это сделать. Сейчас нас около 40. Очень тяжело выполнить этот норматив, потому что он выполняется не за один раз. Ты должен 3 раза выступить блестяще, показав результат в турнире с мужчинами на их уровне. Бывают годы, когда ты не можешь показать такой результат.

Расскажите о недостатке популяризации шахмат в Украине.

На олимпиаде в Батуми я впервые записала гонзо-интервью с легендарным шахматистом Давидом Наваро. Я была на пробежке, а он просто прохаживался по набережной и присоединился ко мне. Мы бежали, а я брала интервью. В тот же день я выложила его в Facebook, и это получило невероятный отзыв. Раньше я никогда не вела соцсети во время турнира.

Тогда мне стало обидно, что все шахматные олимпиады проходят мимо нашей страны. На олимпиаде в очередной раз не было ни одного журналиста от Украины, хотя другие их присылали. Я начала писать, а мои публикации стали писать в новостях и интернет-изданиях. Наконец-то про шахматы начали писать. Я писала превью к матчу и результаты. Правда, получалось, если я не напишу, как прошел матч, – а у меня уже начали буквально требовать писать, – то никто ничего не узнает.

Главный тренер мне сразу сказал: если увидит, что это мне мешает, то запретит. К счастью, я играла очень хорошо и это меня не отвлекало. Я поняла, что многим интересно следить за ходом турнира, но для этого игры нужно освещать.

Ранее на USIonline.com — «Моя «шахматная жизнь» началась в Черноморске», – интервью с чемпионом мира среди юниоров Евгением Штембуляком.