Сфера убита и погружена в крах, — организатор концертов Елена Григорьева (видео)

Последние годы в Одессу крайне редко приезжают артисты с крупными гастролями. В основном они выбирают для своих выступлений Киев, так как у нас в городе не так много крупных площадок, где можно было бы собрать достаточную аудиторию. Сейчас свои коррективы внесла и пандемия COVID-19. Концерты переносят и отменяют, а на тех немногих, которые проходят, действуют жесткие ограничения.

Вернутся ли большие концерты и когда их снова начнут проводить в Одессе, выяснял журналист Украинской Службы Информации Кирилл Овсяный. Для этого он пообщался с организатором концертов Еленой Григорьевой, которая рассказала о своей профессии и сложностях, с которыми приходится сталкиваться в наше время.

Кто такой организатор концертов и чем он занимается?

Организатор концертов занимается всем. Суть – сделать так, чтобы было комфортно и артисту, которого мы привозим, и зрителю в зале. Суть – нести культуру. По крайней мере, у меня так. Я и моя команда занимаемся тем, что показываем, что есть альтернатива попсовым концертам, пустым концертам… Что на концертах может быть глубина. Каждый концерт, который мы организовываем, несет смысловую нагрузку.

Если про техническую наполняемость, то это — начиная от продумывания того, как ты везешь артиста, покупки билетов, продумывания затратной части бюджета, до того, что этот артист вынесет в зал из души.

Начинается так: ты просыпаешься и думаешь, какого бы артиста ты хотел показать городу, кого бы ты хотел открыть, чтобы человек пришел в зал и наполнился. Садишься и начинаешь просчитывать: какой зал, какое количество людей должно прийти, какая целевая аудитория, какой должен быть звук и свет. В итоге ты понимаешь, что ты не только организатор этого концерта, но и режиссер.

Как ты пришла в эту профессию?

Я училась в Нархозе. Там была очень круто развита самодеятельность. Выступления не проходили в актовом зале: Музкомедия, Филармония, Украинский театр и тому подобное. Уровень масштаба мероприятий сразу был высоко задран. Я поступила на вечернее отделение и хотела принять участие в самодеятельности. На тот момент было три конкурса: Студосень, Студвесна и Мисс Нархоза. Я хотела быть в КВНе, но вечернее отделение обычно не принимало участие в таких мероприятиях. Мне сказали, что если хочу – нужно организовать команду. Я заходила в аудиторию и просто набирала людей: ты – поешь, ты – танцуешь, ты – пишешь шутки…

И как-то я зашла в аудиторию, и за первой партой сидела девочка. Я у нее спросила, поет ли она и она сказала: «Да», после чего я позвала ее на кастинг. Когда она запела, я поняла, что это круто. Это была Настя Андреева, которая спела Уитни Хьюстон так, что у меня волосы дыбом стали.

Кого ты уже привозила в Одессу?

Я привожу артистов, которые мне нравятся, и на концерты которых я бы пришла. В основном — это нишевые артисты. Для меня это Маша Чайковская, Ира Астахова, Вивьен Морт, Вера Полозкова. Могу сказать, что когда ты сидишь в зале опустошенный или наполненный, и выходишь с ответами – это значит, что ты не зря делал концерт. Мы недавно делали концерт Кати Чили, и раньше она была очень популярна, а потом она пропала. Я увидела ее на «Голосе» и сразу позвонила ей, чтобы организовать концерт в Одессе. Мы собрали Филармонию за 1,5 месяца, и это был очень душевный концерт. Нет середины. Либо да, либо нет.

Какой выбор локаций для артистов в Одессе?

Одесса, на самом деле, очень ограничена в локациях. Я организовываю концерты на «местечковом уровне». Это, в основном, небольшие заведения и клубы, или большие локации, такие как Оперный, Филармония, Музкомедия и Украинский театр. Вот собственно я основные локации и назвала. Летом еще можно добавить Зеленый театр.

Почему перестали использовать стадион «Черноморец»?

На «Черноморце» концерт делал крупный радио-холдинг. Там был очень высокий уровень организации. Я думаю, что перестали делать, потому что это не рентабельно. Когда приезжают Linkin Park, Garbage и другие, затратная часть очень высокая. Ты берешь в аренду локацию, аппаратуру (технический райдер) и выполняешь бытовой райдер. И моя обязанность сделать так, чтобы артист на сцене чувствовал себя комфортно. Когда артисту комфортно – он больше отдает аудитории.

В Одессе почти перестали проходить крупные концерты. Это из-за отсутствия локаций или есть еще какие-то причины?

В период туризма Одесса, в принципе, могла бы окупать большие концерты. Сейчас – это очень сложно. Затратная часть выступления артиста — высокая. В Киеве есть возможность делать такие мощные концерты, потому что у нас количество локаций небольшое и количество вместимости этих локаций тоже. И получается, что у нас или сразу концерт в минус, либо задранные ценники на билеты, что может отпугнуть целевую аудиторию. У нас сейчас уровень зарплат и платежеспособности сильно упал, и с этим это тоже связано.

В связи с событиями 2013-2014 года у нас появилась сложность с перевозкой артистов из РФ. Сталкивалась ли ты с этим, и как проходит организация таких концертов?

Мы столкнулись с очень сложной ситуацией, когда три года назад делали концерт Ире Астаховой. Это поэтесса из Москвы, мой друг. Ее концерт мы запланировали в Зеленом театре, дали рекламу, афишу… В какой-то момент нам отказали в проведении концерта, так как Ира была выложена на сайте «Миротворец», потому что она неправильно въехала на территорию Крымского полуострова. За 3 дня до концерта мы узнали, что «Правый сектор» хочет сорвать концерт.

Мы очень напряглись из-за запущенной рекламы, потраченных денег и того, что артист уже в Одессе. Я — нишевый организатор, и у меня нет миллионов, чтобы их терять. Тогда мне надо было продать машину, чтобы закрыть вопросы с этим концертом. Мы позвонили знакомому в «Пляжник», и он согласился.

Тогда мы разговаривали со Стерненко и пытались договориться, чтобы концерт не срывали, но получили ответ: «Нет». Мы все равно сделали концерт: взяли дополнительную охрану, обратились к Нацгвардии, оцепили локацию и сделали коридор для артиста. На концерт пришли около 500 человек, очередь стояла длиннющая. Мы отстояли концерт, и это — моя гордость! Почему кто-то имеет право срывать и отбирать возможность у людей прийти на этот концерт артиста, который никак не угрожает стране?

Сейчас мы, когда везем артистов из других стран, проводим мониторинг: какие концерты проводились, где они проводились… С некоторыми украинскими артистами тоже могут возникнуть сложности, если они недавно выступали в РФ. В общем, мы оцениваем риски, а потом берем их на себя и покупаем билеты. За несколько месяцев до концерта заказываем афиши и смотрим на реакцию.

COVID-19 тоже нанес удары по проведению концертов. Какая ситуация с организацией выступлений во время пандемии?

Если раньше у артистов были четко выставленные гонорары, то в период пандемии это «люфтово». Можно чуть-чуть подвинуться, в случае переноса – залог идет на следующее предприятие… Но арендодатели остались на прежних условиях. У звезд первого эшелона ценник может и остался прежним, но нам сейчас очень сложно рассчитать все так, чтобы и люди пришли, и концерт не оказался убыточным.

Что нас ждет летом, вернутся ли концерты и не будет ли отмен?

Концертникам нужно переходить в формат производства туалетной бумаги, продажи продуктов питания, потому что это не на один год. Я не политик, не медик, но это мои ощущения. Сфера сейчас убита и погружена в крах. Организаторам концертов придется думать как временно применить себя куда-то еще…

Ранее на  USIonline.com, в Одессе откроются музеи и выставочные залы.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.