Пытали каждый день: вырвавшись из плена, врач с судна «Сапфир» рассказал о пережитом «фото»

Пытали каждый день: вырвавшись из плена, врач с судна «Сапфир» рассказал о пережитом

По словам одесского врача-анестезиолога Ивана Тарасенко, к ним относились как к заключённым: захватчики устраивали постоянные допросы, выбивали признания, а некоторых пытали.

Какова судьба участников гуманитарной миссии спасательного судна «Сапфир» узнавал корреспондент Украинской Службы Информации.

В пятницу, 8 апреля, врача-анестезиолога одесской областной детской больницы Ивана Тарасенко и еще двоих священников, которые на судне «Сапфир» отправились на остров Змеиный в составе гуманитарной миссии, обменяли на российских солдат. Коллеги Тарасенко рассказывают, как переживали за Ивана, и точно не знали жив ли. Сегодня он заметно похудевший, вернулся к работе в реанимацию детской областной больницы.

В плен Тарасенко попал после того, как русские пустили фейк о 13-ти убитых пограничниках на острове Змеиный. Он и еще трое священнослужителей, а также 19 членов экипажа судна «Сапфир» должны были забрать тела погибших в Одессу. 25 февраля он, сдав смену в больнице, отправился с участниками гуманитарной миссии.

 Мы должны были забрать тела 13 погибших пограничников и двух гражданских, которые там были — маячник и швартовщик, один из них был ранен. Это была информация российской стороны, было все согласовано, они давали зеленый коридор, — делится Тарасенко.

Но, когда судно «Сапфир» прибыло по указанным российскими военными координатам, спецназовцы поднялись на борт, обыскали судно и взяли всех членов спасательной миссии в плен.

Фото Александра Чокова

Допросы были практически час каждый день, они нам приписывали террористический акт, что мы хотели захватить остров Змеиный, выбить оттуда русскую армию. Каждый день они пытались выбить признание, — рассказал медик.

Сначала пленные оставались в оккупированном Севастополе, а через некоторое время их перевезли на территорию России в Курск — там захваченных несколько суток держали в палаточных городках и пересыльных лагерях.

С 15 марта, делится медик, его и других пленных доставили в Старый Оскол и закрыли в изоляторах. Там они пробыли до тех пор, пока не состоялся обмен. У пленных фсбшники пытались выбить признания о том, что в Украине якобы унижали русскоязычных. При этом, рассказывает Иван, сами следователи были севастопольцами и родились в Украине.

Мы говорим, что в Одессе общаемся на русском, у нас дети ходят в русские школы, но у них была информация, что здесь русскоязычных избивают. Они мне доказывали, что, если бы не напал путин, то Украина напала бы на ЛНР и ДНР. Они в это верили, — рассказал медик.

В плену с Иваном Тарасовым был и настоятель одесского Свято-Троицкого храма ПЦУ, отец Василий Вирозуб. Он тоже должен был вернуться в Украину, но в последние минуты русские передумали, и снова вернули его в камеру. Медик говорит, что священника держат в ужасных условиях и ежедневно пытают. Оккупанты обвиняют священника в измене русской церкви.

Он сидел один в одиночке в карцере. Мы поехали втроем, два священника и я, а Вирозуб остался там возможно потому, что он в православной церкви Украины, для них это было как красная тряпка для быка. Когда он был с нами, рассказывал, что его постоянно пытают, не уточнял что и как, но говорил, что подлежит постоянной пытке, — добавил Тарасенко.

На данный момент украинская сторона ведет с РФ переговоры, чтобы вернуть священнослужителя домой. Его хотят обменять на кого-то более ценного.

По словам военного капеллана Александра Чокова, кроме отца Василия Вирозуба в этом следственном изоляторе находятся еще около 150 украинских воинов, которых также пытают русские.

Ранее на  USIonline.com«Прощай, друг — я отправляюсь в горячую точку, на Змеиный»: что известно о захваченном спасательном судне «Сапфир».

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Youtube.