Медицинскую реформу сворачивают через месяц после начала: «за» и «против» «фото»

Медицинскую реформу сворачивают через месяц после начала: «за» и «против»

Итак, совсем недавно начался второй этап медицинской реформы, подготовка которого длилась почти 3 года. Этот процесс стартовал 1 апреля на фоне пандемии коронавируса и постоянных кадровых перестановок в Мминистерстве здравоохранения. Максим Степанов стал уже третьим главой Минздрава с начала года. Как и его предшественники, он заявил о продолжении медицинской реформы. Но уже через месяц с момента начала второго этапа - выступил с ее критикой. Шутка ли, многие медики получили еще меньше привычных мизерных зарплат, а главврач Днипровской больницы даже объявила голодовку.

Корреспондент Украинской Службы Информации пообщался с экспертом МОЗ (который попросил остаться инкогнито) и народным депутатом Ольгой Стефанишиной, чтобы выяснить положение вещей в медицине сейчас.

Сначала пообщаемся с экспертом.

Вы пришли в министерство во времена Зоряны Скалецкой. Затем ее сменил на этом посту Илья Емец, сейчас на этой должности Максим Степанов. Что изменилось за время трех министров? Почему именно сейчас министерство решило подкорректировать реформу?

Зоряна Скалецкая в основном продолжала реформу, подготовленную во времена Ульяны Супрун. Она не успела увидеть все проблемы заведений, хотя наша экспертная группа неоднократно настаивала на необходимости корректировки тарифов и пересмотре подходов к реализации медицинской реформы. Каденция Ильи Емца пришлась на период начала пандемии коронавируса в Украине. В то время было не до реформы. Все время тогда было потрачено на возрождение вертикали санитарного врача для эффективного преодоления надвигающегося кризиса. При министре Степанове мы наконец вернулись к просмотру идей реформы, в частности туберкулезной службы.

Какие проблемы вы видите в подходах к медреформе сейчас? Что планируется корректировать?  

Мы неоднократно видели нарекания больниц и врачей, которых планируют сократить. В частности эта ситуация происходит во фтизиатрической службе (раздел клинической медицины, изучающий причины возникновения и механизмы развития туберкулёза, — прим. ред). Здесь дефицит средств ощущается больше всего. Если сейчас не изменить подходы к финансированию отрасли, большое количество специалистов-фтизиатров останется без работы.

Мы подготовили план действий по выведению этих больниц из кризиса. Он включает увеличение финансирования учреждений и поэтапный переход на новую модель. Чтобы не потерять эти заведения, пока мы хотим гарантировать им финансирование не меньше прошлогоднего.

Не приведет ли корректировка реформы возврата к старым подходам в медицине? Ведь старая модель финансирования не гарантировала ни достойной зарплаты врачам, ни бесплатного лечения пациентам?

Реформу не отменяют, это надо понимать. Мы прошли долгий путь, чтобы сейчас менять. Так же не будет финансирования и по старым подходам. До 1 июня уже будет готова модель финансирования учреждений, которые почувствовали нехватку средств после второго этапа медицинской реформы.

Где министерство возьмет деньги для дофинансирования заведений с нехваткой средств?

Некоторые больницы получили денег вдвое больше прошлого года. Одним из вариантов может быть объединение заведений с профицитным и дефицитным бюджетами. Также мы рассматриваем вариант отменить заключенные договора по программе медицинских гарантий и перезаключить их до конца лета заново с фиксированной суммой, не меньшей, чем в прошлом году. В НСЗУ аккумулированно сейчас 72 млрд гривен, этих денег должно хватить для этого года.

А теперь послушаем мнение народного депутата от фракции «Голос» Ольги Стефанишиной.

на фото: Ольга Стефанішина

5 мая на брифинге министр здравоохранения Степанов раскритиковал медицинскую реформу. По его утверждению, именно из-за реформы закроется более 300 больниц и будут уволены почти 50 000 врачей. Действительно ли второй этап медицинской реформы требует таких шагов и зачем?

Второй этап медицинской реформы не требует и не предполагает закрытий или увольнений. Так же реформа не касается размера финансирования: денег из-за реформы не становится больше или меньше.

Меняется только принцип финансирования. Все, что требует второй этап медреформы — это эффективное и справедливое распределение средств, когда деньги платят не за содержание устаревшего имущества, а за конкретные услуги пациентам. Чем эффективнее больница и лучше врачи, тем больше пациентов обратятся именно туда и тем больше больница получит от Национальной службы здоровья Украины.

Минздрав предлагает «подкорректировать» реформу. В частности ожидается, что учреждения должны получить не меньше денег, чем в прошлом году. Руководитель НСЗУ Оксана Мовчан написала, что такой шаг обойдется налогоплательщикам в 72 миллиарда гривен. Не произойдет ли откат назад?

То, что предлагает МОЗ, — это не «корректировки» реформы, а полное ее уничтожение. Запланированное постановление правительства о якобы «улучшении» медреформы — это никакое не улучшение, а отмена и полный откат назад, когда деньги платят не за услугу, а по принципу уравниловки: всем одинаково мало.

На медицину это будет иметь пагубное влияние, потому что старый механизм финансирования уже показал свою полную негодность. То, в каком состоянии сейчас украинская медицина — это и есть «заслуга» так называемого исторического финансирования. Поэтому это просто добьет систему здравоохранения в нашей стране. Более того — это полностью разрушит любое желание прогрессивных медиков менять к лучшему и прилагать усилия. Потому что они верили, что с 1 апреля 2020 ситуация изменится, они готовились к реформе более двух лет, они приложили огромные усилия и сделали кучу работы. А сейчас им говорят: мы заберем у вас деньги и отдадим тем, кто плохо подготовился к реформе. Возвращение к старому механизму финансирования — это приговор и медицинской системе, и этой власти в целом.

Министерство здравоохранения за тот месяц, что его возглавляет Максим Степанов, уже успело попасть в ряд конфликтных ситуаций, в частности, с государственным предприятием «Медицинские закупки» и ее руководителя Арсена Жумадилова. Может ли быть такая ситуация с Национальной службы здоровья Украины? 

Любое противостояние, конечно, имеет пагубные последствия. Давление на ГП «Медицинские закупки Украины» — это давление на всех пациентов и это противостояние с более миллионом тяжелобольных украинцев.

Дело в том, что закупки за бюджет 2020 до сих пор не начались. Это означает, что пациенты с онкозаболеваниями, гепатитами, туберкулезом, инфарктами, инсультами, редкими заболеваниями — все они могут просто остаться без лекарств. Украинцев вскоре просто нечем будет лечить.

По поводу НСЗУ — мы сейчас очень внимательно будем следить за тем, чтобы давления на службу не было. Это ключевой орган, который оплачивает врачам предоставленные услуги. Критически важно, чтобы Минздрав не вмешивался в работу НСЗУ и сохранил службу в том же составе, с теми же функциями и с тем же руководством, которое есть сейчас. Иначе — это тоже будет свидетельствовать о намерениях свернуть настоящую реформу.

Хватает ли в реальности средств на медреформу и какое ее будущее?

О нехватке средств говорят все и давно. Потому дефицит финансирования был всегда и есть сейчас. При необходимых 5% ВВП на медицину, сейчас тратится около 3%. Мы давно говорим, что надо найти дополнительное финансирование. Это могли бы быть средства от налогов на алкогольные или табачные изделия.

Пока не известно, какие именно изменения в реформу внесет МОЗ. В конце мая министерство обещает дать разъяснения по поводу того, где планируют взять дополнительные 11 млрд гривен для финансирования здоравоохранения, перечня заведений, которые будут дополнительно профинансированы и детального плана реформы. Уже тогда станет ясно, заберет ли министерство деньги у успешных медучреждений, которые выиграли от второго этапа медреформы, и что ждет медицину Украины в ближайшие годы.

Как сообщала USIonline.comкак обстоят дела у медиков на передовой борьбы с коронавирусом.

Читайте нас в Telegram.