«Культура – это необходимость», – Народный артист Украины Алексей Ботвинов (фото) «фото»

«Культура – это необходимость», – Народный артист Украины Алексей Ботвинов (фото)

Культура в упадке. Концерты онлайн не способствуют ее развитию. Артисты говорят, что живое общение со зрителем невозможно заменить. Продолжить работу концертных залов возможно при условии, что все карантинные нормы будут соблюдены. Здесь это сделать легче, чем в общественном транспорте.

Народный артист Украины Алексей Ботвинов в интервью главреду Украинской Службы Информации Татьяне Милимко рассказал о причине отказа от онлайн-концертов и сравнил их с суррогатом духовной пищи.

Алексей Ботвинов – Народный артист Украины, пианист, президент международного фестиваля Odessa Classics.

Обладатель многочисленных наград. В ноябре этого года привез в Одессу награду из Швейцарии «Wilhelm Tell Swiss Award-2020». Артисту ее вручили за плодотворное культурное сотрудничество между Украиной и Швейцарией.

Фестиваль Odessa Classics прошел еще летом, но помнится, вы просили журналистов какое-то время вас не беспокоить, затем уезжали. Теперь появилась возможность узнать от первоисточника, как прошел фестиваль?

То, что нам удалось провести фестиваль – это на грани чуда, конечно, потому что в этом году удалось уцелеть десятку фестивалей приблизительно по всему миру, и мы среди уцелевших. Нам удалось прозвучать на всю Европу. Это очень здорово для фестиваля. Мы были на слуху, наши артисты с восторгом рассказывали о том, что было. Это помогло.

Требования были соблюдены. Залы были забиты. Для нынешней эпохи это было странное событие. Выпал только наш оркестр одесский из-за вируса, но мы его заменили, и публика восприняла с пониманием. Это важно, в первую очередь для города, – чтобы он звучал в мире.

Онлайн-фестивали не дали тех эмоций. Кино еще можно посмотреть, но музыку слушать, конечно, хочется в зале.

Кино предполагает экран, хоть и меньше, а музыка и театр предполагают живое общение. Я вообще не принимаю участия в онлайн-проектах. Есть такая опасность, что если мы политикам будем говорить «Давайте будем онлайн», то у них может такая иллюзия создаться, что давайте проведем многие вещи в онлайн, потому что это значительно дешевле.

На самом деле, при онлайне культура перестаёт выполнять свою миссию, свою функцию духовной пищи, лекарства для человеческих душ, потому что ничто не может заменить живое общение между артистом или актером, танцором и аудиторией. Онлайн не может этого заменить. Сейчас во всем мире культура находится в беспрецедентном кризисе со времен Второй мировой войны. То, что меня настораживает, – что функция культуры защитная, она очень уменьшена, сведена на «нет», и это опасно. Я очень надеюсь, что с приходом весны культура начнет возобновляться.

То есть, вы против онлайн-концертов?

Абсолютно. То, что выстрадано нашей цивилизацией, понятие «высокой культуры» – концертов, музыки, балета, оперы, – оно все рассчитано на живое общение, потому что никогда зритель не сможет получить этого катарсиса через экран, такого, какой он получит на живом концерте. Это невозможно. Когда мы говорим о замене – это плохо. Суррогат никогда не подменит оригинальную вещь. Живое общение людей – в данном случае со сцены – это бесценная вещь. Мы не можем ее заменить. Понятно, что есть у политиков желание показать, что мы поддерживаем культуру, это хорошо, но не заменять.

Планируете ли вы оффлайн концерты? Всегда ведь выступали на новогодние праздники.

Мой следующий концерт будет 4 марта. Когда мы планировали концерты на Odessa Classics, мы в первую очередь были за безопасность, соблюдали все необходимые меры, сейчас ситуация намного сложнее, чем была летом. Я не могу себе представить, что хоть один человек на моем концерте заразится, я не хочу этого.

Как в мире это происходит? Вы были летом в Италии, только что вернулись из Швейцарии. Дали там десять концертов.

Там пятьдесят процентов наполняемость зала, это нормально. Все, что меньше, уже чересчур. И не только по экономическим соображениям, но и просто по настроениям. Я вернулся с больших гастролей из Швейцарии. Могу сказать, что мне повезло, потому что в ноябре там позволяли концерты в небольших залах. Меня пригласили в Цюрих. И у меня было десять выступлений. Это экстраординарное событие, потому что многие мои коллеги сидят без работы и без возможности общения со зрителем.

Я уже на протяжении десятков лет привык к тому, что у меня частые концерты в разных странах. Это был уже ритм жизни, а когда этого нет полгода – это большая травма психологическая. По моим наблюдениям, швейцарская публика, которая обычно сдержанна, не отпускала меня со сцены. Люди, – а их в зале было около пятидесяти человек, – очень бурно реагировали. Такого восторга и бесконечных оваций я давно там не видел. Это говорит о том, что люди невероятно скучают по нормальной культурной жизни. Она нужна людям.

А как, на ваш взгляд, можно сделать так, чтобы продолжить работу концертных залов? Насколько это возможно?

В тех залах, в которых я выступал, везде была социальная дистанция, все были в масках. Даже я после выступления надевал маску и общался далее уже в маске. Если все это соблюдать, риск минимизируется. В зале балетной компании, которая приезжала к нам из Цюриха, они поставили аппарат, который чистит воздух. Туда приходят дети заниматься балетом, и все безопасно.

Все решаемо при желании. Меня и моих коллег обижает один вопрос: транспорт во всем мире пролоббировал, что ему можно все. Все самолеты, в которых я летах, забиты полностью, ни о какой дистанции речи не идет. Общественный транспорт полон, почему же нельзя на пятьдесят процентов заполнить концертный зал, в котором значительно больше воздуха и гораздо проще контролировать меры безопасности? Если мы говорим, что транспорт – это первая необходимость, то культура – это такая же необходимость. В той же Швейцарии вырос уровень домашнего насилия, суицидов, а это самая благополучная страна Европы.

Большое искусство и культура могут помогать. Онлайна недостаточно. Я очень надеюсь, что с приходом весны музыка вновь зазвучит, и запрос на культуру будет огромен. Я думаю, что когда двери откроются, – произойдет качественный скачок, это замотивирует и артистов. Я думаю, что будут позитивные изменения и культура опять зазвучит так громко, как она должна звучать.

Планируете ли проводить фестиваль Odessa Classics в следующем году?  

Да, конечно. Его сроки – со 2 по 12 июня, и второй концерт – 24 июня. Мы всегда объявляли программу перед Новым годом. В этом году этого не происходит, потому что непонятно, какая будет заполняемость зала.

Я думаю, что где-то в конце февраля или где-то в марте мы объявим программу и выйдем с билетами в продажу; я думаю, что (стучит по дереву, – ред.) порадуем меломанов, потому что планы грандиозные. Сам, как пианист, я планирую выступить 4 марта – с программой, которую я еще не играл здесь.

Как сообщала  USIonline.com, знаменитый одесский пианист получил престижную швейцарскую награду.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.