«Когда музыку уничтожают – Моцарт должен вернуться», – выдающийся дирижер Оксана Лынив «фото»

«Когда музыку уничтожают – Моцарт должен вернуться», – выдающийся дирижер Оксана Лынив

Одна из самых известных во всем мире женщин-дирижеров Оксана Лынив спустя 5 лет приехала для выступления в Одесском оперном театре, но и тут пандемия внесла свои коррективы. При этом условия в Украине далеко не такие строгие, как в другой части Европы. Музыка, и культура в целом, переживают тяжелые времена. Остается лишь продолжать усердно работать, ведь когда это прекратится, пока не знает никто.

Журналист Украинской Службы Информации Кирилл Овсяный встретился и пообщался с одной из самых выдающихся женщин-дирижеров современности Оксаной Лынив. Она рассказала о своей работе в Одесском театре оперы и балета и за границей, пути к успеху и ситуации в культурной сфере в связи с пандемией коронавируса.

Оксана Лынив – украинский дирижер, лауреат многочисленных всеукраинских и международных премий, входит в ТОП-3 лучших женщин-дирижеров современности и в ТОП-6 самых интересных дирижеров мира. За свою карьеру она 5 лет отдала работе в Одесском театре оперы и балета, а уже этим летом станет первой женщиной-дирижером, которая будет открывать знаменитый Байройтский фестиваль в Германии.

Вы входите в ТОП-3 лучших женщин-дирижеров современности. Расскажите о своем пути, кто или что вам помогало в достижении своих целей?

На самом деле, эти рейтинги постоянно меняются. Это не определено на всю жизнь. Очень-очень классно, что в мире классической музыки (в интернациональном мире) все с большим вниманием относятся к женщинам-дирижерам. Все эти  отличия помогают верить в себя и дают мотивацию двигаться дальше. Например, есть кардинальное отличие премий всеукраинских и международных – в том, что, когда я попадала в эти топы и шорт-листы, я про это ничего не знала. Это определяет международная категория критиков.

В прошлом году меня наградили «Лучшим оперным дирижером в Германии-2020». Сейчас я попала в 6-ку «Самых интересных дирижеров» среди женщин и мужчин. Награждение будет проходить в Лондоне 10 мая. Все эти вещи меня мотивируют и являются ярким примером того, что даже то, что я из Украины, а не родилась в какой-то европейской стране или столице, вроде Берлина, Парижа, Милана, не останавливает меня. Людям, родившимся там, проще получить знания от самых известных профессоров, ходить на концерты очень известных филармоний и иметь условия, в том числе, на финансовом и интеллектуальном уровне.

Я родилась в маленьком провинциальном городе Броды с населением в 35 тысяч. У нас там нет ни филармонии, ни театра. Образование я начала получать во Львове, потом уже в Германии, потом принимала участие в конкурсах на стипендии. Мне было нужно преодолеть очень-очень много маленьких ступенек, чтобы оказаться там, где я сейчас. Но, мне кажется, это очень классный пример для других талантливых молодых людей из Украины: на самом деле, возможности все есть, но нужно быть готовым работать, быть требовательным к себе и каждый день совершенствоваться.

Мне, в первую очередь, помогало мое желание идти вперед, так как мне очень нравится то, чем я занимаюсь. Еще со студенческих лет я не хотела ставить это внутреннее ограничение «мы из Украины – у нас может быть уровень только украинских филармоний и театров». Хотелось «порвать» эти границы и двигаться дальше.

Меня поддерживали профессора, которых я встречала. Многие люди советовали мне, что делать, и рассказывали про всяческие стипендии, куда подаваться, на какие фонды. Шаг за шагом: выступления в филармониях, театрах… Путь успеха – это не как в сказках «раз – и джекпот», путь к успеху состоит из многих очень маленьких шажков, и не всегда ты даже понимаешь, что идешь вверх. Иногда кажется, что все замерло или ты уже отстаешь от своих коллег, но нужно просто продолжать работать, и рано или поздно придет новый шанс.

Какой был ваш первый опыт и что вас связывает с Одесским театром оперы и балета, в котором вы проработали с 2008 по 2013 года?

Еще в 2004 году я получила 3-е место на Международном конкурсе дирижеров имени Густава Малера в Германии. Там были 16 человек из разных стран мира (10 парней и 6 девушек). Было очень престижно, что я, как представитель Украины, вышла в финал этого конкурса. После этого я сразу получила возможность стажироваться и обучаться в Германии. На 4 года я поступила в академию в Дрездене.

Меня всегда очень интересовал Одесский оперный театр, и когда пришло предложение из Одессы приехать на одно представление, то я согласилась. Меня пригласил тогдашний главный дирижер Андрей Юркевич.

Тогда Оперный как раз открылся после реставрации и, вроде, это был первый сезон. Сначала я приехала на одно представление – «Мадам Баттерфляй», потом запланировали обновление оперы «Богема», потом предложили остаться до конца сезона и взять какие-то другие представления, а потом было предложение на следующий год, потом на 3, и в итоге я проработала там 5 лет.

В то время в Оперном театре работала, скажем так, одесская оперная элита «тех времен», и уже набирали молодых талантов. Для меня было большой честью работать в представлениях с такими опытными певцами, у которых я могла очень многому научиться.

Я постоянно приходила с новыми идеями. Впервые в Одессе я сама поработала с партитурой Дмитрия Бортнянского «Опера «Алкид», которую я позже представила на основанном мной фестивале LvivMozArt. Также преподносила многочисленную украинскую музыку: камерную и на большой сцене. Тогда мы решили познакомить одесскую публику с лучшими примерами украинской классической и современной музыки. Отзывы были очень хорошие. В целом, для меня в Одессе были просто прекрасные творческие условия, как со стороны руководства театра, так и в отношениях с коллективом.

Вы удостоились стать первой за 145 лет работы Байройтского театра (Фестшпилхауса) женщиной-дирижером. Не чувствуете давления ответственности?

Это будет мой дебют на сцене Байройтского театра. Этот фестиваль проходит только летом. Самое престижное событие – его открытие. Открывают этот фестиваль всегда премьерой, а в каждой премьере есть свой дирижер-постановщик. Меня пригласили открыть Байройтский (Вагнеровский) фестиваль в этом году. Я буду открывать новую постановку «Летучий Голландец» Вагнера. Да, я очень волнуюсь.

В условиях пандемии театрам, и вообще культурной деятельности, очень тяжело. Как переживают пандемию за границей по сравнению с Украиной?

За границей с театрами все намного хуже, чем в Украине. У нас они хотя бы на какое-то время открывались, начинали работать и запускать до половины количества зрителей. В Европе у меня последний концерт с большой публикой был в начале марта – уже больше, чем год назад. Европа вся перешла в онлайн. Те выступления, что у меня были, проходили в пустых залах с онлайн-стримами. Единственным исключением стал концерт в Испании, где я дирижировала в маске, оркестр играл в масках, и в большом концертном зале присутствовали около 350 зрителей.

В Мюнхене музыканты даже решили подать в суд на правительство за нарушение Конституции и запрет заниматься своей профессией. Посмотрим, чем это закончится, хотя там собралось множество известных артистов, которых поддерживают известные юридические компании. Но я не знаю, удастся ли что-то подобное выиграть в Верховном суде Германии.

Каково это – выступать в пустом зале и онлайн?

Работать под запись – это совершенно другой режим, чем выходить и играть для публики. Когда ты делаешь запись, ты еще больше придираешься к качеству, потому что любое живое мероприятие включает в себя не только исполнение, но и атмосферу события. Когда люди собираются идти в театр, фотографируются в антракте, пьют кофе… Эмоции людей от ожидания концерта смешиваются с эмоциями от прослушанной музыки.

Когда ты делаешь запись, ты должен стартовать сразу с 0 до 1000. Ты зависишь от звукорежиссера, видеооператора, ракурсов, монтажа… Насколько этот звук сможет передать экспрессию всех исполнителей…

Всегда волнуюсь, повезет ли с монтажером, потому что в некоторые моменты нужно показывать весь оркестр или эмоции дирижера, а оператор может зависнуть на каком-то одном кларнете и эмоция зрителя может погаснуть. Дирижеры теперь зависят не только от репертуара и качества исполнения, но и от самой съемки и ее презентации.

Сейчас так: выходит релиз, каждый, включая музыкальных критиков, сидит перед монитором, берет ноты/партитуры и смотрит, что и как сыграно. Теперь есть возможность «а, я что-то не понял – перемотаю и переслушаю». На концерте такого нет, и ты воспринимаешь все вживую: ты или восхищен, или нет. Теперь каждый наш выпущенный концерт остается в Интернете на века, и ты не можешь ничего кардинально изменить. Потому я отношусь к этому очень ответственно.

Но для настоящего музыканта неважно, тебя слушает тысяча людей или один человек, или никто. Ответственность есть за все, и, в первую очередь, за уровень исполнения, престиж оркестра, свой статус. Я сейчас не могу позволить себе провал, потому что за этим будут следить все: и Париж, и Лондон, – все.

Получится ли делать концерты на открытом воздухе?

Я думаю, что это супер идея, и все ждут тепла. Думаю, что и люди соскучились за этими ощущениями. Оперный театр, в принципе, появился не только, как место, где можно послушать музыку, но и место, чтобы встретиться, обговорить события. Это должно вернуться, и, я надеюсь, что мы сможем это лето хоть немного использовать, чтобы подарить людям подъем культуры.

В прошлом году в LvivMozArt мы ничего такого не проводили, но в этом году хотим провести хотя бы часть мероприятий. Со дня рождения львовского Моцарта, Франца Ксавера, в этом году исполнится 230 лет, и у нас очень большие планы, чтобы провести хотя бы один концерт, но настоящий. Также мы вместе с Mozarteum Salzburg – самой главной международной организацией по делам Моцарта в мире – инициируем установку памятника Моцарту во Львове. В годы, когда музыку и культуру фактически запрещают, Моцарт должен вернуться во Львов в бронзе. Это станет символом ценности культуры и тем, что представляет Украину на международной арене.

Какую музыку вы слушаете в обычное время? Только классику или есть какие-то другие предпочтения?

Сейчас я настолько занята, что музыка у меня постоянно. Если у меня идет постановка, то это 7-8 часов репетиций в день, плюс к ним еще нужно готовиться. Я просыпаюсь в 6 утра, чтобы выпить кофе и еще 2 часа послушать материал. Очень мало дней, когда нет репетиций, перелетов или каких-то премьер, потому ты просто отдыхаешь в свободное время: можно встретиться с друзьями, что-то почитать.

Дома я, в основном, слушаю то, с чем работаю – классику. Но, если я отдыхаю или в кафе пью кофе, то мне, например, нравится Лара Фабиан. Это то, что мне нравится: баллады, что-то спокойное. Точно не электроника. Скорее, что-то акустическое с хорошим вокалом.

Понимаю, что сейчас сложно что-то прогнозировать, но где вы планируете выступать в ближайшее время, и когда мы снова увидим вас в Одессе?

Мне очень жаль, что так совпало с этим локдауном в Одессе. Чтобы выступить в Одессе, я ждала 5 лет. За 5 лет появилось «окно», но выступить вживую не удалось. Мы записали онлайн-выступление с несколькими отрывками из оперы «Евгений Онегин», которую уже можно посмотреть в YouTube.

В 2021 году у меня больше «окон» нет, в 2022 – тоже будет сложно. Если вдруг выйдет так, что локдаун в Украине закончится, а в Австрии продолжится, то тогда я бы могла продирижировать в этом апреле в Одессе.

С 26 апреля я уже должна работать в Национальной опере Парижа с постановкой «Пиковая дама». В Париже есть «план А» и «план Б», и они не отменят постановку. Если продолжится локдаун, то премьера пройдет в трансляции канала «Arte». Если публике разрешат приходить, то тогда у нас будет 8 выступлений. Вот такая вот математика. Сейчас очень сложно что-то сказать наверняка.

Летом в Байройте планируют тестировать всех участников выступления. В хоре должны петь 160 человек, и уже придумывают, что они петь будут не на сцене, а в экстра-зале – отдельно на микрофоны, и это будет транслироваться в основной зал. На сцене будут играть 100 статистов, которые не будут петь, но будут отыгрывать как актеры.

Сейчас, по сути, пытаются изобрести оперу заново. У меня дебют, первая женщина-дирижер за 145 лет, и плюс вот такие условия, в которых мне не поможет ни опыт из Парижа, ни опыт из Одессы. Я буду очень зависеть от технического ресурса. Если звукорежиссер не вовремя нажмет на кнопку, то у меня уже не будет шанса что-то изменить, но отвечаю, как бы, за все я.

Осенью планируется много выступлений. В Швейцарии будет концерт перед Организацией объединенных наций (ООН) с одним из лучших симфонических оркестров, выступления в Германии и в ноябре-декабре – выступление в Королевской опере Лондона (Covent-Garden). Последнее для меня тоже будет дебютом, и вместе со мной будет выступать очень известная оперная певица Анжела Георгиу.

Но сейчас – только посмотрите на новости. Новые штаммы, запрет перелетов… Какое будет развитие событий и прогнозы, сказать очень сложно.

Ранее на USIonline.comЭкс-дирижер Одесской оперы получила престижную премию.

Читайте нас в Facebook, Telegram и Instagram, смотрите на Уoutube.