Больница в спортзале. Где будут лечить одесситов в разгар второй волны «фото»

Больница в спортзале. Где будут лечить одесситов в разгар второй волны

Пандемия набирает обороты и Украина движется к самому худшему сценарию. Такой неутешительный прогноз приводится в исследовании Киевской школы экономики. Прогноз показывает, что при нынешней тенденции уже в ноябре ежедневное количество выявленных новых больных достигнет 10 000 человек. Это означает, что нагрузка на медицинскую систему станет максимальной, а обещанных министерством 50 тысяч больничных мест, заготовленных для больных COVID-19 закончатся уже за несколько дней. Одесская область уже сейчас столкнулась с нехваткой мест в больницах. Как утверждают волонтеры, больницы первой и второй волны заполнены, пациентам уже сейчас отказывают в госпитализации. В качестве экстренной меры предлагается разворачивать временные госпитальные базы.

В министерстве здравоохранения предполагают, что в Одессе такой базой может стать спорткомплекс «Олимпиец». Предполагается, что там можно будет лечить до тысячи пациентов.
Однако такая идея подверглась резкой критике. Здание спортивного центра уже давно требует капитального ремонта.

Насколько реально развернуть в Одессе новую госпитальную базу, и как это делали в Израиле, Украинской Службе Информации рассказали врачи из Украины и Израиля.

Иван Черненко – анестезиолог-реаниматолог опорной больницы в Одесской области.

Нагрузка на медицинскую систему приближается к максимальной. Все чаще говорят о возможности разворачивания временных госпиталей в различных спортивных центрах. В Одесской области таким должен стать «Олимпиец».

Насколько, на ваш взгляд, это реально и что для этого нужно? 

И.Ч. Для этого нужно быть Китаем. Теоретически это возможно, практически – я слабо представляю, что где-то на складе, покрытые пылью, лежат сотни баллонов, редукторов, шлангов, различных фитингов и ждут, когда их в «Олимпийце» разместят.  А еще – кровати, матрасы и прочие элементы интерьера, которые нужны пациентам хотя бы для минимального комфорта. 

Впрочем, наш коечный фонд богат панцирными кроватями с мелодично скрипящими пружинами. И это не все. А что на счет вентиляции, а отопления? На дворе скоро будет довольно-таки холодно, как обогреть огромный зал? А санузлы? Биотуалет у каждой койки?

На самом деле такие идеи вызывают больше вопросов, чем ответов. Но теоретически это возможно, если с умом подойти к задаче и признать, что баллон с кислородом у кровати пациента – это, конечно, опасно, но необходимо, ведь концентраторов столько не купишь. Что в борьбе за жизнь ГОСТ не так уж и важен.

Пациенты с коронавирусом во время лечения чаще всего нуждаются в кислородной поддержке. Насколько сложно провести кислород в помещении «с нуля» и в чем его опасность? Сколько времени это занимает?

И. Ч. Если все делать согласно требований, то сложно. Сделать проект, потом установка кислородной разводки, – обычно на все это уходит от 3 до 6 месяцев,  но есть ли смысл это делать в «Олимпийце»?  Не проще ли закупить 10-килограммовые баллоны, редукторы, банки Боброва, наладить постоянный замен баллонов  персоналом? Или купить сотню концентраторов.

Но тяжелым пациентам все равно понадобится сжиженный  медицинский кислород. Уверен, сделать это быстро возможно, но столь же уверен, что у нас просто нет фирм с опытом вот такого быстрого развертывания кислородных разводок и т.д., а потому безопасность такой затеи сомнительна.

Волонтеры утверждают, что в области могут возникнуть проблемы с поставками кислорода. Как крайнюю меру предлагалось использовать технический кислород. Но министерство отвергает эти идеи и утверждает, что технический кислород крайне опасен. Можно ли его использовать, и в чем вообще различия?

И. Ч. Да, проблема была и, насколько понимаю, частично ее удалось решить, но все равно многие больницы продолжают покупать технический кислород, – как государственные, так и частные клиники. Пропускаем технический через систему фильтров и получаем такой же медицинский. Но главное отличие – это наличие сертификата качества, а без него покупать технический кислород незаконно. Если говорить о взрывоопасности, то взрывается  прекрасно и тот, и тот.  

Кислородный рынок, как оказалось, – один из самых коррумпированных. Это практически «кислородная» мафия, которая пытается отжать друг у друга кусочек рынка. И тот финт, что мы наблюдали с кислородом в Одессе, в большей степени – просто передел рынка. К сожалению, кому эпидемия, а кому бизнес.  

Министерство планирует привлекать студентов-медиков и интернов к лечению пациентов с «короной». Как вы относитесь к такой инициативе? 

И. Ч. А это, пожалуй, главная проблема. Можно найти самое изящное техническое решение, как доставить кислород к пациентам, но кто будет лечить? Нужны инфекционисты, терапевты, анестезиологи. Я категорически против задействования интернов и студентов. Я, будучи студентом, не задумываясь, побежал бы лечить – грудью на амбразуру, так сказать. И, уверен, многие пойдут в силу возраста, юности и глупости.

Если  студент или интерн заболеет и погибнет, или ущерб здоровью будет непоправим, инвалидность – ему заплатят компенсацию? Кто будет отвечать за вред, который он нанесет своему здоровью? Да, они и в маршрутке инфицироваться могут,  но вирусная нагрузка разная, соответственно, и течение заболевания тоже будет разным.    

Я не переживаю за степень их профессионализма, все равно их будут курировать старшие коллеги (осталось только найти этих коллег). Главное, что меня волнует, кто в ответе за их здоровье? А оплата труда? 300% от минималки интерна? На передовую ведь «срочников» не отправляют, так почему же студенты и интерны должны быть неким «мясом»? Врач, медсестра, санитарка делает сознательный выбор и выполняет свои обязанности. А студентам сейчас патриотично расскажут о долге перед родиной, и они пойдут зарабатывать фиброз легких в «Олимпийце». 

Будет эффективная вакцина – да вакцинируйте их и хоть без СИЗ (средств индивидуальной защиты – ред.) в очаг запускайте. Нельзя выезжать на юношеском энтузиазме.  

Возможно, стоит более активно задействовать студентов и интернов для лечения соматических пациентов, а освободившейся персонал – в «ковидное» отделение, если, конечно же, персонал будет на это согласен. 

Стоить ли продолжать перепрофилирование отделений в больницах, или это плохая практика? 

И. Ч. Во многих странах – современные госпитали, которые изначально проектируются так, чтобы в любой момент можно было их расширить, перепрофилировать. Думаю, многие видели популярное видео из госпиталя Рамбам (Израиль), в котором парковка превращается в многофункциональное отделение с кислородом у каждой койки. В нашей стране парковки в госпиталя не превращаются. У нас кислородная разводка не во всех больницах есть, или присутствует не во всех отделениях, а о большем и вовсе мечтать не приходится.

Перепрофилирование имеет свои границы. Все равно вопрос упирается в персонал. Одно дело, когда вся больница уходит под COVID-19, и другое, когда районная больница растягивается на шпагат между «ковидным» на 45 коек и соматическим на 100 коек. И анестезиолог бегает между отделениями с высунутым языком.

Поэтому, как по мне, под COVID-19 должны перепрофилироваться больницы, как было в Италии, с последующим укрупнением, а не отделения. Так получается, можно было бы сконцентрировать ресурсы в одном месте, а не распылять их. Например,  одна ЦРБ на несколько районов становится «ковидной» с сохранением минимальной ургентной помощи, а остальные функции передаются другим ЦРБ. Но, возможно, я не прав.

У нас есть две огромные проблемы: персонал и кислород. И как бы мы не выдумывали, где создать очередные койки под коронавирус, без решения этих двух базовых проблем – все бессмысленно. А как их решить, честно, я не знаю, потому что персонал из воздуха не возьмется, а кислород сам себя к койке пациента не проведет.

***

Вячеслав Конторович, медицинский менеджер, рассказал корреспонденту УСИ об израильском опыте подготовки ко второй волне коронавируса.

Второй локдаун

Во время второй волны эпидемии в Израиле количество зараженных в день достигало 9000 человек в сутки. На это время в больницах были отменены все плановые операции, кроме онкологических. Благодаря этому снизился поток пациентов в больницы и удалось перенаправить персонал в новооткрытые или перепрофилированные отделения для «ковидных» больных.

На сегодняшний день второй локдаун уже подходит к концу.  Началась пошаговая отмена карантинных ограничений: запрета на встречи с родственниками и друзьями, посещения парков и пляжей. Открываются детские сады и начальные классы школ. Старшеклассники же будут продолжать занятия онлайн через зум.

Подготовка ко второй волне

Дополнительные отделения для больных COVID-19 открыли в подземных парковках при больницах.

Больницы в Израиле построены таким образом, что подземные этажи, которые в обычное время используют как парковки для работников, могут быть переформатированы в отделения в случае необходимости.

Нехватки аппаратов ИВЛ не было, как и проблем с кислородом. Во-первых, тяжелобольных в Израиле было не так много – около 500 человек. Но и, к тому же, Израиль еще во время первой волны закупил дополнительные 16 тысяч аппаратов ИВЛ.

Хватает в больницах и врачей, и медсестер. Ни интерны, ни студенты специально не привлекались, – ну, кроме тех, кто уже работали в больницах.

Надбавка к зарплате за работу в коронавирусных отделениях официально составляет 45%, но сколько это будет конкретно, можно будет узнать только в следующем месяце, после получения платежного листа.

Практически все страны готовились к приходу второй волны коронавируса. Как и ожидалось, она оказалась серьезнее первой. Пока в Израиле уже выходят из карантина, в Одессе только планируют, что делать, когда все больницы региона будут заполнены. И, судя по ежедневной статистике, это будет уже очень скоро.

Ранее на USIonline.com — «В Нью-Йорке три месяца не регистрируют новых больных с COVID-19, а в Украине еще даже не гребень волны», – врач из Одессы в США.