Приближаются местные выборы, и УСИ начинает серию материалов с политиками. Уже почти пять лет работает облсовет. Совсем недавно в нем изменился руководящий состав, а в итоге фракцию "Оппоблока" (пять лет назад именно эта партия шла на выборы, хотя сейчас весьма значительная ее часть ушла в ОПЗЖ) возглавил Виталий Саутенков. Он претендовал на пост главы облсовета, а еще известен своей борьбой с директором Худмузея Александром Ройтбурдом.

Мы решили поговорить с ним о политической ситуации в области и его планах на ближайшее будущее.

Вся ваша биография связана с морехозяйственным комплексом. Почему вы решили идти в политику 5 лет назад?

Это разные вещи. Тут я реализовываюсь как бизнесмен, а моя задача – заработать и что-то создать. Политика в мою жизнь пришла позже, когда я уже был сформирован как человек и управленец. Мы называем ее социальной нагрузкой.

Я пришел в политику после революции, потому что был негативно к ней настроен и считаю технологией. Многие присоединились к движению, так как это был тренд и хайп. Но тут не было ни здорового национализма, ни патриотизма. Потому я пошел в политику, так как понимал, что мы идем не туда. Я никогда не был в Партии регионов, но понимал, что мнения большого количества людей никто не выражал. Я легко и с большим отрывом победил в своем округе.

На фото: главред УСИ Ольга Баклаженко и глава фракции "Оппоблока" в Одесском облсовете Виталий Саутенков

Кто для вас пример как политик?

Я люблю политиков последовательных, но не люблю конъюнктурщиков. Политические взгляды могут меняться, но я против поворота на 180 градусов. Человек может быть не согласен с действиями лидеров партии, но он не может стать из крайне левого крайне правым.

У нас много ходит прайсов по поводу мест в списках и т. д. Ведь это не секрет?

Я очень настороженно отношусь к людям, которые не твердо стоят на ногах. Когда нет средств к существованию, то есть большой риск, что он будет "замотивирован" экономически "стабильными" депутатами.

Должен ли депутат получать зарплату? 

При данной экономической ситуация я считаю это неправильным. Это была бы дополнительная нагрузка на бюджеты города и области.

Какие ваши отношения с городскими депутатами от фракции Оппоблока?

У депутатов горсовета свои проблемы и задачи, а у нас свои. Есть у нас съезды и собрания для коммуникации. Мы соприкасаемся в ряде вопросов, к примеру, сохранения культурного наследия. Вот свежий факт: город зарегистрировал за собой здание Русского театра, а при этом финансируем его мы. Когда к нам пришли представители театра, то мы увидели, что есть два параллельных пакета документов. Как тут быть?

Вопросы сохранения домов сейчас очень остро стоят в городе. Здания разрушаются, и это требует особого внимания и контроля. Мы рискуем все больше и больше терять домов в Одессе.

На фото: Виталий Саутенков

Недавно ваш однопартиец Вадим Шкаровский стал зампредом облсовета. Стало ли легче работать?

4 года мы были в оппозиции. Мы работаем, как и работали – обсуждаем все вопросы и выдерживаем общую концепцию, чтобы не выносить сор из избы.

Но тем не менее, часть депутатов из вашей фракции стали внефракционными?

Политика – это живой организм. Взгляды могут меняться, если кто-то считает себя обиженным, или он не может удовлетворить свои политические амбиции, то он может "переобуться" и поменять цвет. Для меня возникают вопросы, когда бывший БППшник в облсовете, к примеру, пытается "залезть" в ОПЗЖ, или партия "Відродження" хочет создать "зеленую" фракцию.

Но при этом в руководстве совета вы работает вместе с представителями БПП...

В областном совете 90% вопросов хозяйственных, а 10 – политические. Для нас это было непростое решение. Сначала мы выдвигали мою кандидатуру, но не хватало 10-15 голосов, и также не хватало Юрию Басюку. Сначала они хотели "добежать" без нас, а потом такая же история была у нас. И в этой ситуации мог остаться во главе совета исполняющим обязанности представитель БЮТ Олег Радковский. У нас были политические договоренности.

А хотели бы вы все-таки стать главой облсовета?

Я не считаю, что глава совета обладает большой властью без исполкома. Сейчас она весьма ограниченна, намного ниже, чем у городского головы и совета.

И все же?

Власть приходит к тому, кто не хочет ее брать. Если у меня не получилось, значит я недостаточно не хотел (улыбается, – ред.).

А есть сейчас "драка" за финансирование в округах у депутатов?

Она есть и в этом, и была в предыдущем совете. Плохо, когда верхушка и правящая партия берет себе львиную долю. Ведь есть просто забытые районы. Все депутаты должны пропорционально получать финансирование на запросы избирателей.

Но в облсовете нет депутатского фонда?

Часть бюджета идет на программы, которые подает ОГА, а часть идет на депутатские "хотелки". Это очень маленькие деньги, 3 – 3,5 миллиона, которые не перевернут ситуацию, но зато покроют потребности.

Ройтбурд остается на посту. Ваши дальнейшие действия, ведь вы как раз системно настаивали на увольнении?

Я бы перевел вопрос в юридическое поле, и нам не нравилось, что вопрос был переведен в политическое поле. Есть закон о местном самоуправлении, по которому губернатор объявляет конкурс, выбирает победителя, а назначение поддерживает облсовет. Этого не было сделано. Я вижу его директором частной галереи современного искусства, но не директором КП. Он не взаимодействует с облсоветом, отказывается отчитываться, приходить на комиссии и отвечать на запросы. Сейчас нас не допускают к контролю за работой предприятия. Самое главное – сегодня Ройтбурд по закону уволен, и это решение суда надо исполнять.

Что вы будете делать, если он продолжит работать?

Все должны подчиняться закону. Если не будет выполнено решение суда, то мы будем настаивать на внесении данных в ЕРДР.

В данное время здание Худмузея находится в плачевном состоянии, а фасад сыпется, почему не выделяют деньги?

Прежде всего, должна быть оформлена документация. Надо предпринимать действия, но для этого надо взаимодействовать с советом. И совет пошел бы на встречу. Безусловно, бюджет области не позволяет покрыть все расходы. На одной чаще весов ремонт детского сада, на другой – здания-памятника, музея. И все важно, а бюджет ограничен. То, что недофинансирован музей – это вина директора музея.

Руководитель обязан ходить на все комиссии и привлекать внимание. Он замкнут в кругу обожателей. Так пусть они и скинутся!

 

Скоро будут выборы. Ваши политические планы и амбиции на ближайшее время?

Мы будем стараться создать монолитное большинство в облсовете. Но в нашей стране нельзя ничего планировать долгосрочно. Пока мы идем на выборы, но мы не исключаем политические договоренности, которые могут повлиять на результаты выборов.

Планируете ли вы идти на выборы в Верховную Раду еще раз?

Никто не может знать, когда ни будут. Подозреваю, что будут внеочередные. Мы не можем сейчас точно это говорить. Но, учитывая губительные некоторые реформы, к примеру, медицинскую, они вполне могут пройти досрочно.

Ранее на USIonline.com  интервью с волонтером Катериной Ножевниковой: "После работы штаба мы поняли, что никогда не пойдем в политику.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии