36 дней карантина. Количество заболевших коронавирусом растет. Министерство здравоохранения и власть всех уровней рапортуют о готовности к борьбе с инфекцией, но с мест все чаще звучат обратные сигналы. По словам волонтеров, которые активно включились в оснащение больниц, наибольшая проблема в нехватке средств защиты для медицинских работников. В то время, как по всему миру призывают защитить врачей, в Украине уже 23% всех заболевших - медработники. Это больше 800 врачей и медсестер. По данным ВОЗ, 13% - плохой сигнал.

Корреспондент Украинской Службы Информации пообщался с врачом Подольской больницы, определенной как опорная в борьбе с коронавирусом, чтобы узнать, как обстоят дела на местах. Наш собеседник пожелал остаться неизвестным.

Достаточно ли в вашей больнице средств индивидуальной защиты (СИЗ), и на сколько их может хватить? 

Нет, СИЗ недостаточно. Большая часть того, что есть, куплено волонтерами. При полной загрузке отделений хватит на несколько дней. 

Мы учимся обрабатывать респираторы. Например, в США их обеззараживают ультрафиолетом. Кварцевые лампы есть во всех больницах – это самый простой способ дать респиратору вторую жизнь. Эффективно ли это? Коллеги из-за океана утверждают, что да. Но при недостатке респираторов это все же лучше, чем ничего. С одноразовыми халатами и комбинезонами все сложнее. Можно теоретически залить их кипятком или замочить в дезинфицирующем средстве и потом высушить и снова использовать. Но очень надеюсь, что до этого не дойдет. 

Фото из Facebook Катерины Ножевниковой
Фото из Facebook Катерины Ножевниковой

Чиновники постоянно отчитываются о количестве аппаратов искусственного дыхания, пытаясь закупить новые. Почему эти аппараты так важны для пациентов с коронавирусной инфекцией? Сколько в вашей больнице есть таких аппаратов? Будет ли их достаточно?

С ИВЛ, на мой взгляд, происходит некий массовый психоз. Аппарат ИВЛ – это не панацея и не лекарство. ИВЛ выигрывает время, но не лечит. Если пациента перевели на ИВЛ, это не значит 100% выздоровление, просто степень дыхательной недостаточности такова, что сам пациент уже дышать не может. Все кричат об ИВЛ, но ИВЛ без хорошей лаборатории с возможностью сделать анализ на газы крови, кислотно-основное соотношение – просто вентилятор, которым никого не спасти. 

Надо понимать, что без комплексного подхода к лечению ничего не получится. Все зациклились на ИВЛ и забывают о куче сопутствующих проблем. А сделать анализ газов крови могут только в нескольких государственных учреждениях Одессы. В районных больницах это вообще из разряда на Марс слетать. А анализа без газов крови вентилировать пациента все равно что шарик воздушный надувать – эффект тот же, пользы мало. 

Также нужен врач-анестезиолог, который заинтубирует, подключит ИВЛ аппарат, нужны медсестры. А с персоналом у нас все плохо, его катастрофически не хватает. Начнут болеть, так и вообще непонятно кому работать.

Официальная статистика говорит о недостатке средств защиты и медиков. И ведь еще мы не дошли до пика!

Но, с другой стороны, те данные, которые подают о наличии аппаратов в больницах, стоит делить на  два, а то и три. Большая часть из них технически устарели.

В моей больнице около 6 ИВЛ аппаратов, аппаратов эксперт-класса (которыми можно качественно и правильно вентилировать пациента) всего 2. Остальные – это старые отечественные "тумбочки" , которые старше меня. 

А еще к этим аппаратам нужны фильтр, контуры, миорелаксанты и масса других расходников. Но пока что это остается вне поля зрения чиновников. И это создает почву для очередного дефицита. 

Недавно медработники одесской больницы записали видео, где утверждают, что персонал больницы напуган и отказывается работать. Действительно ли среди врачей и медсестер нарастает недовольство и страх? Правда ли, что медсестры и врачи стали массово увольняться?

Действительно, медицинские работники увольняются. Не могу сказать, что это массово, но тенденция есть. Многие давно хотели уволиться, коронавирус стал лишь поводом. Низкая зарплата, неуважение со стороны общества и т. д. Причин много, и главная – далеко не COVID-19. Сейчас стало модно выражать уважение и симпатию к медикам. А где вся эта любовь была вчера? Поймите, понадобится время, пока медицинские работники "залижут раны", и от того, что все резко начали нас любить, желание уволиться меньше не стало. Да, есть и те, кто увольняется из-за коронавируса. В основном, это люди пенсионного возраста. Они в группе риска. Я их понимаю.

Новый министр пообещал доплату до 300% врачам, которые будут лечить пациентов с коронавирусом. Вам уже пообещали эту надбавку, будут ли ее выплачивать, и сколько может получить врач или медсестра с учетом надбавки?

Ну это пообещали тем, кто будет работать с лабораторно подтвержденными случаями, если я правильно понял обещание. Но ведь рискуют ежедневно и врачи скорой помощи, семейные врачи, другие специалисты, которые за все время эпидемии могут и не проконтактировать. Но почему они не должны получить надбавку? Они так же шли на работу, так же могли быть инфицированы. Некоторые вынуждены жить на работе, так как крайне сложно добраться до больниц. Словом, мне лично надбавку не обещали. А если и пообещают, то это будет 300 процентов от моего оклада. То есть получу я тысяч 12-13 гривен. Много ли это? Да, больше в три раза, чем получаю обычно. Достойно ли? Нет. И главное, после того, как коронавирус будет побежден, надбавка исчезнет. И продолжат медики и дальше получать копейки. 

Недавно МОЗ утвердило новый национальный протокол лечения пациентов с коронавирусной инфекцией. Среди прочих туда попал и препарат для лечения малярии. В аптеках его начали активно скупать, как панацею. Использовали ли вы в своей практике уже этот протокол? Достаточно ли у вас вообще препаратов для лечения пациентов?

В своей практике его использовать не приходилось. В аптеках его нет уже давно, раскупили. В больнице его нет, так как это специфический препарат. Обычно его закупают только инфекционные больницы. 

Фото из сети Интернет

Лекарства для симптоматического лечения есть в достаточном количестве. Но, опять же, зависит от количества пациентов. Ведь закупка проводилась из расчета на статистику обращений прошлого года. И в этой статистике не было упоминания о том, что нам придется с короновирусом сражаться. 

Согласно официальной статистике, новые случаи в Украине регистрируются значительно медленней, чем в соседних странах. Но в сети ходит информация о большом количестве пациентов с пневмониями в реанимациях больниц, у которых не установлена причина заболевания? Так ли это? Много ли сейчас поступает в вашу больницу таких пациентов?

Регистрируются медленно, потому что максимально точным исследованием является ПЦР-диагностика. Надо сделать забор материала, отвезти в ближайшую лабораторию и подождать несколько дней. В среднем результат ожидаем 48 часов из-за большого количества анализов, которые лаборатория просто физически не успевает сделать. На данный момент пневмоний на порядок меньше. Обращений стало меньше с введением карантина. Но это может быть крайне обманчивой ситуацией и расслабляться не стоит. Опять же, я сужу лишь по больнице, в которой работаю. Проблема была со специальными пробирками для ПЦР. Как сделать мазок – протокол объяснил, а где купить пробирку, уточнить в МОЗе забыли! Приходилось клянчить пробирки в частных лабораториях. И только 8 апреля мы их получили. Шла четвертая неделя карантина, а мы только пробирками обзавелись.  

Что вы делаете, когда к вам поступает пациент с симптомами, похожими на коронавирус, но которому еще не провели тестирование? Как вы защищены в этом случае?

Сначала медицинская сестра приемного отделения, соблюдая дистанцию, собирает анамнез. Если у пациента есть признаки дыхательной недостаточности или эпиданамнез: пациент вернулся из стран или региона, где зафиксированы случаи коронавируса – персонал надевает СИЗ. Хирургический халат одноразовый, маска, очки или щиток, перчатки. Делаем китайский экспресс-тест, в качестве которого сомневаются практически все мои коллеги (из всех, что мы делали – все были отрицательными). Если его состояние средней степени тяжести, госпитализируется в инфекционное отделение, если тяжелое – в отделение реанимации. Также набирается материал для ПЦР. Работаем ли мы в СИЗ? Нет.

Если пневмония тяжелая, требуется ИВЛ или клинические проявления у больного похожи на COVID-19, то, конечно, все в костюмах, а если обычная пневмония, – то нет. Откуда мы знаем, что это не коронавирус? Не знаем. Но СИЗ очень мало. Да, мы рискуем и можем инфицироваться. Но выбор небольшой. Израсходовать все СИЗ еще до начала массового поступления или оставить на “черный” день, когда они реально будут нужны. 

Возникают и другие моменты. Если персонал реанимации, к примеру, в СИЗ, то кто лечит остальных реанимационных пациентов? Надо вызывать медсестру, еще одного врача из дома. А персонала на это нет. 

Каждый раз после очередных отчетов о готовности смотришь ты на аппарат ИВЛ 1980-х годов и думаешь: "Всегда готовы!". 

Ранее на USIonline.com – миллионы на мебель, копейки на маски: как опорные больницы в Одесском регионе обустраиваются в период коронавируса.

Читайте нас в Telegram.

Комментарии