Инга Ведмидская и Светлана Иванова уехали из Украины в 2015 году. Сейчас они живут в Варшаве, где недавно организовали свой маленький бизнес. Света реализовала давнюю мечту. Инга, покидая Украину, была в декрете, но уже находясь за границей девушка загорелась идеей создать свою кофейню.

Корреспондент Украинской Службы Информации пообщался с девушками о том, как организовать свой бизнес в Польше, отношении поляков к украинцам, разнице в менталитете и счастливых поляках.

Почему Вы решили уехать из Украины?

Инга: По всем известным причинам, почему многие украинцы уезжают. Это было в 2015 году. Я тогда была в декрете, и у меня особо не было никаких планов. Мы с мужем просто решили уехать, и самым простым вариантом была Польша. Муж много лет работает в сфере IT. Чуть более полугода он искал работу и нашел ее в Варшаве.

Со Светой мы были знакомы еще в Украине, и переезжали как-то сообща. Но на тот момент никаких бизнес планов у нас не было. Еще год назад я даже не думала о возможности открытия своего собственного дела, а сейчас вот уже 4 месяца, как наша кофейня работает. Для Светы — это была мечта. Мне тоже хотелось иметь свой небольшой бизнес. Со временем я очень загорелась идеей и сейчас очень довольна, что мы решились.

Света: Когда мы уезжали из Украины, экономическая ситуация складывалась не лучшим образом. Мы решили, что пора пробовать другие горизонты. Здесь больше стабильности и предсказуемости, а для меня это было важно в плане перспективы открытия собственного бизнеса. Я работала в бизнесе, и видела, что система может быть сложной, дополненной теневыми схемами, а мне этого очень не хотелось. Мне хотелось прозрачности, спокойствия, стабильности и определенной предсказуемости в жизни. Я родом из России. В Одессе я прожила 9 лет. Мой муж из Одессы, и там у нас родилась дочка. Это один из моих любимых городов, и мы часто бываем в Одессе. Я работала в нескольких бизнесах, и последние свои годы в Одессе я работала бизнес-тренером, консультантом. Я занималась развитием организаций, построением команды, корпоративными диагностиками, обучением команд принятию решений. На данный момент и до открытия кофейни я работала в Польше в консалтинговой американской фирме. До сих пор параллельно с нашим бизнесом я продолжаю работать в этой компании. Но для меня сейчас большим приоритетом является наша кофейня. Все силы и большая часть внимания направлены на нее.

Почему выбрали для переезда именно Польшу?

Инга: Мы тяжело переживали все то, что произошло в Украине. На тот момент моему мужу показалось, что в Польше можно найти оптимальное предложение по работе. Если честно, другие варианты мы даже не пробовали, и сразу были нацелены на Польшу. У нас был маленький ребенок, и была эта цель — переехать, и мы искали такие варианты, чтобы эту цель можно было реализовать максимально быстро. Мало того, мы планировали, что Польша станет промежуточным вариантом, и потом мы дальше куда-то переедем. Но нам здесь очень понравилось, и может быть здесь не такой уровень жизни, как в других странах Евросоюза, но нам здесь очень комфортно. Не такая большая разница в менталитете, а люди счастливее. Поляки очень добрые, отзывчивые, и, когда мы открывали нашу кофейню, просто поражались и не верили: люди нам просто так предлагали помощь. Просто потому, что им приятно помочь.

на фото: Светлана (слева) и Инга

Как поляки относятся к украинцам?

Инга: Мы тут живем уже три года, и я ни разу не столкнулась с каким-то негативом. Хотя, по мне сразу видно и слышно, что я не местная, и сразу понятно, откуда я. Тут все просто: как ты относишься к людям, так и они к тебе. Нужно просто относиться с уважением к местным людям, к их языку, традициям, подстраиваться под их правила, вести себя порядочно. А неадекватных людей везде хватает.

На что вы обратили внимание, когда переехали? Что Вас удивило?

Инга: Меня больше всего удивила отзывчивость людей. Поляки не переносят несправедливость. А еще меня поразило отношение к детям. Оно совсем не такое, как у нас в Украине. Люди гораздо терпимее относятся к детям, и заботятся о чужих детях. Если ребенок капризничает, незнакомые люди спокойно предлагают свою помощь, никто не раздражается. Ну и в целом у людей здесь настроение намного лучше.

Цены очень отличаются от украинских?

Цены на коммунальные услуги здесь выше. А на еду — нет. Несколько дней назад я была в Виннице, и заметила, что качество продуктов хуже, а цены такие же.

А эта пресловутая история о том, что европейцы едят «пластмассовые» овощи, а у нас все вкусное и натуральное, это правда?

В какой-то степени, правда, к сожалению. Но дело в том, что у нас в Украине уже тоже много импортных овощей, которые продаются на прилавках магазинов. Здесь в Польше овощи имеют вкус, но я не знаю, насколько они полезны. Мне нравится, что здесь в супермаркете я могу купить абсолютно все. В Одессе и Виннице я бы не стала покупать мясо в супермаркете.

Расскажите, как проходил процесс открытия? Сколько прошло времени с момента появления идеи и до дня открытия кофейни?

Света: Мы приняли решение открыть кофейню летом 2017 года. В августе мы подписали договор франчайзинга. Поскольку до этого в кофейном бизнесе не работали, мы решили стартовать с франшизой украинской сети кофеен "My Coffee". Нам помогли и с макетом кофейни, и со всеми маркетинговыми материалами, меню, обучением персонала, рецептами, и т. д. Помогли и с организацией поставки продуктов, оборудования. В сентябре мы уже нашли помещение, а с октября началась активная деятельность — сделали дизайн-макет мебели и отправили его на производство, подписали договор аренды помещения. Открылись мы 20 декабря 2017 года, хотя рассчитывали открыться в середине ноября. Опоздали мы примерно на месяц по плану. Процесс был не простой. Многое в какой-то момент начинало валиться из рук: мебель опаздывала на три недели, кофемолки вовремя не доехали и пришлось брать на прокат у друзей в соседней кофейне. Поначалу было сумасшествие небольшое, но в целом это все предсказуемо. В любом бизнесе что-то может пойти не так, и к этому надо быть готовым.

От франшизы вы в итоге отказались? Почему?

Света: Да, по прошествии трех месяцев мы перешли на свой собственный бренд, ушли от франшизы, разработали свою собственную марку, сделали дизайн логотипа, и вот буквально недавно перебрендировались.

Изначально мы начинали с франшизы, потому что это был облегченный старт с точки зрения помощи в организации всех процессов, с точки зрения экспертной поддержки. Для нас франшиза была подмогой, опорой. С другой стороны, этот бренд в Польше был пока не известен, и наша задача состояла в том, чтобы пояснять, что это за бренд, кто мы такие, и т. д. И мы так и делали. Но на каком-то этапе мы смогли сориентироваться здесь на месте, и мы захотели вкладывать душу в развитие своего собственного бренда. Сейчас мы уже двигаемся самостоятельно.

Как называется Ваш бренд?

Инга: Наш бренд называется "Coffee is…".

Сразу возникает хорошая ассоциация про любовь.

Инга: Да, и у нас на логотипе есть сердечко.  А еще это сердечко иногда появляется в чашке капучино, а еще в мыслях…

Какой нужно иметь минимальный стартовый капитал, чтобы открыть похожую кофейню в Польше?

Света: Наш формат — кофейня-остров в торговом центре. Мы арендуем 9 квадратных метров под саму стойку и 9 квадратов под зону столиков и кресел. Под такую кофейню наши инвестиции на старте составили 20 тыс долл. Но я считаю, что мы могли бы вложиться в меньшую сумму. Например, в 16 тыс. С точки зрения минимальной суммы, наверное, можно рассчитывать еще на меньшие вложения, если открывать точку меньшего формата, без столиков, без кресел и без дополнительной аренды. Мы надеемся, что вскоре сделаем следующий шаг, и он уже будет более просчитанным с точки зрения экономики.

Вы планируете создавать сеть кофеен?

Инга: Да, мы бы очень хотели. Но сейчас наш приоритет — вывести на хорошие обороты нашу первую точку. Мечтаем о следующих и стараемся смотреть вперед.

Просто интересно, сколько стоит у вас чашечка американо?

Света: Средний американо у нас стоит 7,90 злотых. Это примерно 2 доллара.

 

У вас можно купить напитки, а также десерты. Сладости готовят для вас отдельно?

Да, у нас есть две кондитерские в Варшаве, которые нам поставляют сладости. Выбор десертов небольшой, примерно 6 позиций, но у нас уже есть постоянные покупатели, которые приходят за конкретным продуктом. Например, за польским тортом “Bezę”. Он представляет собой, собственно, два коржа из безе, между которыми крем из сыра маскарпоне с вишней или с манго. Это какая безумная вещь, которая очень популярна в Польше. У нас этот тортик всегда есть в разных вариациях, и, кажется, мы сами уже от него с ума сошли. Вкусная штука.

У вас работают наемные сотрудники? Как в Польше обстоят дела с трудоустройством, все легально, официально?

Света: Помимо нас с Ингой, у нас работают еще две девушки бариста. У нас есть фирма, юридическое лицо, и наши сотрудники официально оформлены на эту фирму. Мы в найме отдаем предпочтение студентам. Наши бариста работают в основном во вторую смену, потому что мы с Ингой сами работаем в первую смену. Для нас это сильно облегчает налоговое бремя. По польскому законодательству мы получаем большие налоговые льготы по оплате всех взносов, если берем на работу студентов.

В процессе открытия или работы кофейни вы сталкивались с коррупцией?

Света: Вообще нет. Мы очень боялись инспекции санэпидемстанции, которая должна была произойти при открытии. Ожидали всякого, тем более, что разные бывают ситуации, но женщина, которая проводила инспекцию, оказалась очень милой, и извинялась, что опоздала. Она только порекомендовала некоторые вещи, которые нужно исправить, сделала несколько дополнений, и все. Все это делалось в абсолютно положительной и доброжелательной манере, которая способствует сотрудничеству и направлена на то, чтобы маленький бизнес жил. Я слышала, что есть коррупция, но я с ней не сталкивалась. За время оформления нашей фирмы, наших сотрудников, прохождения инспекции санэпида, получения всех медицинских книжек, мы ни разу не столкнулись ни с какими проявлениями коррупции.

Были ли сложности в процессе открытия или уже в работе? И какой бы вы дали совет тем, кто решится заняться бизнесом в Польше?

Света: У нас бывали самые разные ситуации. Но самое главное, что я бы посоветовала — это всегда быть готовым к тому, что что-то пойдет не так. Помимо срыва сроков поставки продуктов, оборудования, была даже ситуации, когда нам 3 дня не могли провести интернет, и его чудом провели в последнюю ночь перед открытием. Когда у нас что-то не получалось, мы просто пробовали еще раз, и еще раз, пробовали заходить с других сторон. Еще один совет — всегда держать руку на пульсе, быть гибкими и готовыми к трудностям, и не терять положительного настроя от всего, что происходит.

Вы открыли кофейню вдвоем как равноправные партнеры. Работать в паре легче, или наоборот, сложнее?

Инга: В партнеры по бизнесу нужно искать подходящего по личным качествам человека. И обязательно должно быть доверие. Мы со Светой обязанности специально не распределяли, но все произошло само собой. Есть разные ситуации, но мы всегда идем на встречу друг другу, идем на уступки. Серьезных проблем, к счастью, не было. Света ведет бухгалтерию, занимается финансовыми вопросами, а я больше занимаюсь закупками.

Света: Нам не сложно. Но бывает, конечно, разное. Я давно мечтала о своей кофейне, потому что безумно люблю кофе, но, наверное, никогда бы не стартовала, если бы не появилась Инга. Я очень благодарна ей, что в какой-то момент жизни мы объединились. Многие ценности, взгляды на жизнь у нас совпадают, и даже если мы в каких-то мелочах не сходимся, то в самых главных вещах мы на одной волне. Это нам помогает.

Планируете возвращаться в Украину, или хотите остаться и получить польское гражданство?

Инга: Мы не планируем возвращаться в Украину, но и гражданство я не спешу получать, даже, если бы мне его сейчас предложили. Пока что мы подумаем. Нас устраивает наше положение сейчас. Есть вид на жительство, и есть достаточно прав, кроме, разве что, избирательных.

Как сообщала USIonline.com, польский Институт национальной памяти оцифрует документы одесского архива.

Читайте нас в Telegram.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.