Недавние события в одесских местах несвободы четко демонстрируют, насколько важно провести реформу пенитенциарной системы. Действительно, во многом украинские колонии, тюрьмы, следственные изоляторы остались нам в наследство от жестокой советской лагерной системы. И в Украине уже принят ряд изменений, но очень важно, чтобы реформа реализовывалась на местах.

Об этом сообщает корреспондент Украинской Службы Информации.

Труд в колонии

О реформе пенитенциарной системы в Украине всерьез заговорили в 2015 году. Началась она с того, что пенитенциарную службу ликвидировали, а ее функции передали в Министерство юстиции. Курирует данный вопрос замминистра Денис Чернышов. Из реальных изменений на сегодня можно отметить принятое осенью прошлого года положение о необходимости заключать с осужденными трудовые договоры, что дает им социальную защиту. Так, в недавнем интервью изданию "Реалист" топ-чиновник заявил, что с этого года со всеми сотрудниками предприятий заключаются трудовые договоры, и колонии, на которых есть предприятия, - не исключение:

В эти договоры включены такие положения, как прогулы, отгулы, больничный, отпуск... Как вы себе представляете отпуск в колонии? И это не единственная проблема. У многих заключенных нет паспорта или идентификационного кода. Мы проводим колоссальную работу с МВД, ГФС, чтобы их получить...

 

 

В ответе на запрос относительно трудовых договоров в колониях для заключенных, которые решили работать, в частности, сказано, что договоры подписываются между осужденными и исправительной колонией. А те, кто работают в хозблоке - столовой, прачечной, пекарне, медчасти, назначаются на работу приказом начальника колонии.

В цеху готовой продукции Черноморской женской колонии №74

Подписав трудовой договор, осужденные подлежат обязательному государственному соцстрахованию, что дает возможность начислять стаж работы, получать после освобождения пособие по безработице, уходить на больничный.

Зарплата не может быть меньше установленного минимального размера, то есть 3200 гривен в этом году, но при условии соблюдения норм и длительности рабочего дня.

Но реальность на местах расходится с принятыми изменениями.

Единый трудовой договор, многочасовой рабочий день, неуплата налогов

Производство в Черноморской женской колонии №74 налажено хорошо - здесь работают швейные цеха и мастерские по производству искусственных цветов и венков. Заключенные колонии регулярно отшивают форму для наших военных, а также спецодежду для полиции и пожарных.

Швейный цех

Но трудовые договоры, как сообщает непосредственно начальница 74-й колонии Татьяна Шукляр, подписаны далеко не со всеми осужденными - на конец сентября в учреждении пребывают ряд заключенных из других стран, а также оккупированных территорий, что усложняет возможность получить им документы. Это объективные причины. Но в то же время с некоторыми работающими осужденными договоры попросту не подписаны.

Кроме того, с заключенными, как признают представители колонии, заключают единый трудовой договор, а они могут работать как на производстве, так и в мастерской или хозблоке. Почему не выполняется распоряжение Министерства юстиции, вопрос открытый.

Также заключенные признают: работают гораздо больше определенных законом 40 часов в неделю без какой-либо сверхурочной оплаты. Данное нарушения было даже зафиксировано членами общественного совета при Южном межрегиональном управлении.

Я знаю, что это системно, поэтому мы и задержались после четырех часов вечера, и сняли фотографии, на которых зафиксировано, что люди продолжают работать, их не вывели из цехов. А по журналам было отмечено, что осужденных всех вывели в 16.00. Тогда мы и вызвали прокурора. Мы спрашивали, на каком основании люди в цеху. Администрация заявляла, что осужденные пишут заявления, но эти заявления никто до сих пор не видел, - рассказала представитель совета Татьяна Петрова, заявив о том, что такая ситуация, к сожалению, для Черноморской колонии типична.

К слову, уже не впервые общественница подловила администрацию тюрьмы на нарушении трудового законодательства - в прошлом году в дело также вмешивалась прокуратура, и осужденным даже заплатили сверхурочные, но в корне, очевидно, ситуация не изменилась.

на фото: Юрий Мари

Однако категорически отрицает системность этой проблемы директор производства в колонии Юрий Мари, признав лишь однократное нарушение:

У нас есть с установой договор на использование рабочей силы, по которому мы оплачиваем деньги. Дальше установа заключает страховые договоры, выплачивает пенсионный и во все инстанции уплачивает налоги. Мы передаем 50%, а установа с этих денег должна все платить. Осужденные работают 40 часов в неделю. Больше никто не работает. Мы работаем 5 дней по 7 часов, в субботу - 5 часов. То, что вы зафиксировали, мы оплатим в двойном размере один день всем, кто остался на работе. Они не перерабатывают, - отметил директор производства, заявив, что жалуются на переработку лишь люди негативного направления. Что он имел в виду, Мари не объяснил.

В цеху готовой продукции
В цеху готовой продукции

 

При этом, важно отметить, что нормы для работы разрабатывает сама колония, а не Министерство, причем, как отмечает Мари, нормы опираются еще на советские: есть союзные нормы легкой промышленности. Проконсультируйтесь с экономистами в легкой промышленности, они вам расскажут. Решаем-не решаем. Есть калькуляция.

Татьяна Петрова подчеркивает: нормы разработаны таким образом, что никто их в полном объеме выполнить не может, это сказывается и на зарплатах осужденных, которые, в среднем, получают около 1-1,5 тысячи гривен, хотя и работают шесть дней в неделю по 10-12 часов.

В прошлом месяце я сделала норму 44%. Я не могу сделать 100%. До четырех в любом случае не успеваем сделать. Надо оставаться до восьми-девяти вечера, - рассказывает заключенная, которая работает в швейном цехе.

Неопределенная ситуация также сложилась с уплатой единого социального взноса, который должен гарантировать заключенным трудовой стаж. Платить его должен работодатель, но сама Шукляр признала - ЕСВ не платят. Вместе с тем, в бухгалтерии колонии заявляют, что платят налог, но их цифры не сходятся с количеством тех, кто работает официально. Кроме того, никаких больничных заключенные не получают. Как оказалось, в санчасть даже не поступало распоряжение об этом.

Без права болеть

Заведующая санчастью женской колонии рассказывает, что заболевшим осужденным выдается справка. Никакого распоряжения выписывать им больничный до сих пор не поступало.

По словам специалиста, в приказе и не указано, что можно оформлять больничный. В документе сказано, что санчасть дает освобождение от работы на срок не более трех дней.

В то же время Юрий Мари заявляет, что они и не должны выплачивать больничный, подтверждая, что никому из осужденных больничные не выписываются:

У нас и не прописано, что мы должны выплачивать больничный, - подчеркнул Мари.

На что идут деньги от единого социального взноса, почему колония не заботится о социальной защите осужденных, неизвестно.

Совсем недавно у осужденных не было выбора - работать или не работать. После развала Советского Союза на протяжении еще нескольких десятилетий заключенные должны были работать, с их зарплат высчитывали за еду и одежду, а заработная плата редко у кого достигала 100 гривен. Сейчас механизм запущен, и осужденные получили шанс заработать деньги и стаж, что, в конечном счете, будет помогать реинтеграции их в социум после освобождения. А это очень важно, учитывая, что в Украине за колючей проволокой, по данным 2017 года, пребывает более 60 тысяч человек.

Поэтому крайне важно реализовать данные изменения. И в этой связи важными звучат слова одного из одесских волонтеров и капелланов, который часто служит в местах несвободы и знает проблемы заключенных из первых уст, Дмитрия Краснобаева: заключенный не должен думать о бытовых нуждах - у него вообще не должно быть никаких бытовых проблем: еда, постель, одежда, предметы гигиены, тепло и медицинское обслуживание - это не его вопросы. Конечно, все это должно быть не на уровне люкс, но это должен быть прожиточный минимум. Он там не на курорте - общество поместило его туда, чтобы исправить.

 

скрин: Дмитрий Краснобаев/ Facebook
скрин: Дмитрий Краснобаев/ Facebook

 

Как сообщала USIonline.com, капеллана одесского СИЗО не пускают на службу из-за сообщения о смерти арестанта.

Читайте нас в Telegram.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.