Максим Кириллов – профессиональный экскурсовод. Несмотря на свой недуг, он организовывает и проводит экскурсии по Одессе, на которые приходят десятки одесситов и гостей города. Кроме того, Максим создал уникальный маршрут для людей с ограниченными возможностями. И на сегодняшний день это единственная возможность для людей с инвалидностью познакомиться воочию с одесскими достопримечательностями.

Корреспондент Украинской Службы Информации посетил одну из экскурсий Максима Кириллова, а также пообщался с экскурсоводом о том, как можно любить жизнь, несмотря на все ее трудности, о курсах, которые изменили его жизнь и безбарьерной городской среде.

Хочу Вас поздравить с важным событием в жизни. Слышала, что Вы недавно вступили в брак. Расскажите о себе, о своей жизни и о том, как стали экскурсоводом.

Спасибо! Зовут меня Максим Кириллов. Так получилось, что 14,5 лет назад я получил тяжелую травму позвоночника, и с этого времени я передвигаюсь на инвалидной коляске. Но жизнь на этом не закончилась. Просто начался новый этап и могу сказать, что этот этап очень интересный, плодотворный. Главное – не опускать руки.

В свое время я закончил строительный институт с отличием по специальности экономика в строительстве. Работал по специальности, у меня был уже определенный карьерный рост, были серьезные отношения и планировали свадьбу…Но в 25 лет я получил травму. Так уж, к сожалению, случилось. Но я, опять же, повторюсь: нам ничего не посылается того, что мы не могли бы преодолеть и пережить. Да, было тяжело, сложно и были депрессивные моменты, но это все прошло. Жизнь продолжается и она прекрасна во всех ее проявлениях. Главное просто этот момент словить и не отпускать.

Как Вам пришла идея организовывать и проводить экскурсии по Одессе?

Все просто – люблю город, люблю поговорить (смеется – ред.). Многие люди говорят мне, что я неплохой рассказчик. Мне родители с детства привили любовь к нашему замечательному городу. В свое время мы много гуляли с отцом по центру Одессы. А в прошлом году я узнал, что у нас проводят курсы экскурсоводов. Я пошел на эти курсы и не пожалел. Уже ближе к окончанию у нас была дипломная работа – нужно было создать свой маршрут. И я решил его разработать таким образом, чтобы люди и на колясках могли спокойно передвигаться, знакомиться со всеми красотами и достопримечательностями нашего города. Я спланировал свой маршрут, учитывая ландшафт, доступность (въезды, заезды).

Какой была Ваша первая экскурсия? Это, наверное, волнительно…

Уже приближался день выпуска. И нам преподаватель говорил, - пробуйте, тренируйтесь "на кошках", берите родственников, близких и идите гуляйте, рассказывайте. Сейчас я уже этим занимаюсь профессионально и зарабатываю деньги. А свою первую экскурсию я провел для приятелей. Мы встретились, я провел экскурсию, и тут одну девушку осенило. Она говорит: "Так ко мне же приехал друг из Киева. Макс, а сколько ты берешь за экскурсию?". Я растерялся, засмущался, мол, для вас просто так проведу и т.д. А она мне говорит, - нет-нет, это работа. Ну я и ответил: цена на экскурсию - сколько не жалко. Вот так и случилась моя первая экскурсия. На ней были ребята из Одессы и пара из Киева. Было это еще в марте этого года. А 8 апреля я уже получил свидетельство об окончании курсов.

Знаю, что Вы проводили также экскурсии для людей с ограниченными возможностями и оказалось, что это уникальная практика для Украины…

Да, таких экскурсий было несколько. Вот совсем недавно тоже проводил такую экскурсию для одесситов. Опять же, первая экскурсия была бесплатная для друзей, для знакомых. У меня в городе много приятелей, которые передвигаются на коляске. Я их собрал, и мы прогулялись по моему маршруту. Но были и заказные экскурсии. Такие экскурсии посещали не только одесситы, но и гости из Беларуси. Тогда приехал большой автобус с туристами и среди них было трое деток с ДЦП, и двое из них были на колясках. Я разбил эту большую группу на две подгруппы.

Есть ли в Одессе достопримечательности в "мертвых" зонах, куда сложно попасть на коляске?

Я делаю экскурсии не только для людей на колясках. Мой маршрут начинается с Соборной площади. Но по себе могу сказать, что есть сложные моменты. Допустим, там, где вход в Ришельевский лицей с улицы Екатерининской. Я обычно захожу с Дерибасовской и выхожу на Екатерининскую. Абсолютно разбитый тротуар. Там нужна помощь, чтобы люди могли спокойно зайти. И, действительно, невозможно проехать на коляске. Опять же, та же Дерибасовская неправильно обустроена, пандусы почти отсутствуют. На том же экскурсионном перекрестке Дерибасовская угол Ришельевской съездов-заездов попросту нет.

Есть ли какие-то подвижки в контексте создания безбарьерной среды в Одессе?

Я состою в нескольких общественных организациях. И одна из проблем, которой мы занимаемся – это архитектурная доступность нашего города. В эту проблему входит не только обустройство пандусов, тротуарных съездов, заездов, а и в целом создание инфраструктуры – начиная от транспорта, заканчивая местами общественного питания, театрами, кинотеатрами, библиотеками, и т.д. К сожалению, наш город в этом смысле далек от идеала. Мы пытаемся настаивать на том, чтобы это был системный подход, а не точечное решение отдельно взятой проблемы. Чтобы была выработана какая-то стратегия. Ведь в законах все прописано! Нужно просто их правильно выполнять. Некоторых проектантов приходится пять, десять, двадцать раз "макать" в проблему, и только тогда они начинают что-то понимать. Лет 5 назад эта проблематика вообще не учитывалась, не воспринималась, вычеркивалась, хотя законы на то время уже были. Сейчас хочется верить, что ситуация будет меняться к лучшему, и что когда-то мы увидим наш город доступным и европейским.

Вы же, наверное, изучали опыт других стран? Как там организована безбарьерная среда?

Да, я был за границей, бывал в европейских странах. И даже в не самых богатых европейских странах, таких как Болгария, Румыния, дела обстоят намного лучше. Они далеки от идеала, но, однозначно, там все организовано намного лучше, чем у нас: ходит общественный транспорт, который весь доступный, а учреждения и заведения оборудованы или пандусами, или подъемниками.

Чем в нашем городе организации и учреждения мотивируют свое игнорирование требований законодательства?

В Одессе есть ряд заведений, которые оборудованы по критериям доступности. Один отель, который располагается в доме-памятнике архитектуры, оборудован подъемником. Не нужно строить уродливый пандус, когда можно поставить аккуратное подъемное устройство. А многие хозяева заведений пользуются тем, что их кафе, рестораны, магазины расположены в доме-памятнике архитектуры и используют этот момент, как отговорку. Тем не менее, когда им нужно повесить вывеску или рекламу, заменить вход, окна, их это не останавливает. Особенно, когда в заведение ведут несколько ступеней, где можно спокойно организовать удобный подъезд для людей на колясках со всеми выдержанными нормами.

А государственные учреждения и учреждения органов местного самоуправления в Одессе доступны для людей с ограниченными возможностями?

На самом деле, беда-беда. Большая проблема с доступностью поликлиник. Но она чуть меньше, чем проблема с теми же больницами. Доступных больниц у нас просто нет. Есть частичная доступность, где кое-как… С поликлиниками у нас обстоят дела так: есть заезд, пандус сделан и выдержаны нормы, но, когда заходишь внутрь, оказывается, что лифты не работают. В моей районной поликлинике есть лифт, но он ходит только на 3-ий этаж, а мой терапевт принимает на 2-ом этаже. Приходится врачу спускаться и принимать меня не у себя в кабинете. Что говорить, если СОБЕС Суворовского района не обустроен правильным пандусом. Лишь недавно, весной этого года отдел по делам инвалидов при департаменте соцзащиты стал доступным. Процесс какой-то идет, но очень и очень медленно.

Есть положительные моменты. Например, начинают согласовывать на предмет доступности объекты на этапе проектирования. Если мы замечаем нарушения уже на стадии строительства, то иногда их исправляют. Последний пример – с Тираспольской площадью. За 10 дней до сдачи в эксплуатацию они все переделали, сделали съезды-заезды по нормам. Опять же, это все единичные случаи. Перспектива системности просматривается, но очень далеко. Опять же, есть даже моменты противоречия среди общественников. Есть внутреннее противостояние среди департаментов – кто главнее, и т.п. Есть элементарный человеческий фактор.

От кого зависит принятие решения? С кого, грубо говоря, нужно спрашивать, требовать эту доступность?

Прежде всего это зависит от города и городской власти. Городская власть может инициировать законопроекты, например. Каждый гражданин и активист может это сделать, но ведь эффективность и сроки невозможно даже сравнивать. Надо иметь юридическое образование, как минимум, опыт. У городской власти есть целый Юридический департамент. Есть люди, которые могут этим заняться профессионально. Законы есть, но они не проработаны и не прописаны до конца. В принципе, если консолидироваться и выработать единую программу, нам бы стало намного легче. Попытка есть. Создан комитет доступности при горсовете.

Расскажите подробнее об этом комитете, какие задачи перед ним стоят?

Это Комитет по обеспечению доступности людей с ограниченными физическими возможностями к объектам инфраструктуры города. На заседаниях этого комитета, как правило, присутствуют представители общественности и сотрудники ключевых департаментов города (труда и социальной политики, транспорта, здравоохранения, архитектуры и градостроительства, и др.), КП "Одесгорэлектротранс" и представители Нацполиции. На последнем заседании мы начали говорить о проблематике касаемо людей с нарушениями зрения, а полномочных представителей не было. Есть такая организация как УТОС, у которой 1,5 тыс. членов. Это самая большая общественная организация людей с инвалидностью в городе. Их представителя не было. Они сначала дистанцируются, а потом говорят: "С нами не согласовали". Или наоборот, что-то согласовали с ними, а оно не совсем соответствует правилам и нормам.

Опять же, если все будут думать о конечной цели, а эта цель – доступный город, то процесс будет идти намного быстрее, чем сейчас.

А как быть с "частниками", которые не выполняют требования? Кто должен на них "давить"?

Есть общественные места городского подчинения. За них отвечает город, горсовет. Есть места областного подчинения. За них отвечает область, обладминистрация. Многие театры, библиотеки относятся к областному подчинению. А есть очень много частников. Но, опять же, в данном случае должны работать контролирующие органы – те же управления развития потребительского рынка и защиты прав потребителей, дорожного хозяйства, капитального строительства, ГАСИ. Они должны контролировать, делать предписания, выходить с рейдами. Мы периодически проводим рейды и с департаментом муниципальной безопасности, с архитектурным контролем. Но это все происходит тогда, когда мы на них надавили, и они начинают шевелиться. А такие проверки и рейды должны проходить регулярно, хотя бы раз в месяц. Есть общественники, которые готовы этим заниматься. Собирайтесь! Все в наших руках.

Как сообщала USIonline.comСтаросенная площадь опасна для слабовидящих людей 

Читайте нас в Telegram.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.