Год назад, в день 75-й годовщины трагедии Бабьего Яра, президент Украины Петр Порошенко вместе с общественными деятелями и филантропами инициировали создание в Украине первого Мемориального центра жертв Холокоста "Бабий Яр". Предполагается, что центр будет функционировать как некоммерческая образовательная организация, призванная увековечить память о массовых расстрелах в Бабьем Яру в сентябре 1941 года. Архитектурный конкурс и создание дизайна постоянной экспозиции центра запланирован уже на 2018 год. Открытие центра состоится в сентябре 2021 года, на церемонии, посвященной 80-й годовщине трагедии в Бабьем Яру. 

Бабий Яр — это всемирно известное место, ставшее символом Холокоста в Украине. Здесь в годы Второй мировой войны расстреляли десятки тысяч людей, которые не вписывались в идеологию Третьего рейха.

Украинская служба информации пообщалась с руководителем проекта, одесситкой Яной Бариновой, о том, каким будет Мемориальный центр жертв Холокоста "Бабий Яр" и почему этот проект важен для современной Украины.

Кому принадлежит идея создания первого Мемориального центра жертв Холокоста "Бабий Яр" в Украине?

Эта идея – не новая. Она достаточно давно обсуждается разными инициативными группами. И за 26 лет независимости Украины было много разных попыток что-то реализовать в Бабьем Яру, но всегда не хватало какой-то компоненты – или государственной поддержки, или финансового ресурса, или компетентной команды. Поэтому до сих пор не был построен Мемориальный центр Холокоста. Возможно, просто не прошел период рефлексии, которая должна произойти в любом обществе. Это все-таки сложный путь осмысления своего прошлого и тех трагических событий, которые произошли на украинской земле. Поэтому в 2015 году идея создания центра была еще раз уже в новом формате инициирована мэром Киева Виталием Кличко. Он сформировал небольшую рабочую группу при мэрии, при Киевской городской администрации, куда я была приглашена в качестве менеджера этой группы. Наша задача была изучить предыдущие попытки что-то сделать в Бабьем Яру, изучить международный опыт, случаи мировой практики: на что мы можем ориентироваться, какие достойные примеры есть, и дальше формировать команду. Наша работа в течение года привлекла внимание очень видных филантропов. Эти люди сегодня являются членами наблюдательного совета. Именно они дали первые посевные ресурсы, чтобы сдвинуть эту инициативу на другой уровень.

С тех пор, как проект запустился, прошел год. Чего за это время удалось достичь?

Мы зарегистрировали фонд развития Мемориального центра жертв Холокоста "Бабий Яр", и у нас уже работают над этим проектом 17 сотрудников. Основное достижение за минувший год – мы начали определять научную концепцию. Любой музей основан на научных принципах. Поэтому в основе любой экспозиции лежит, так называемый, нарратив – о чем музей. Это его основные смысловые линии. И мы сформировали научный совет, куда входят известные ученые, директора важнейших архивов, музеев из Израиля, Польши, США, Германии. Во-первых, состав этого совета позволяет налаживать связи с родственными учреждениями в других странах и продумывать содержательную сторону проекта. Встречи проходят регулярно на протяжении всего года. Члены совета образуют экспертные подгруппы, и их основная задача – определить, какие исторические слои найдут свое отражение в выставке. В силу многослойности проблемы Бабьего Яра это очень сложный путь, потому что это огромное смысловое поле. Ведь что такое Бабий Яр? Это общеевропейская трагедия Холокоста. Это трагедия украинского народа, который принял один из основных ударов нацистской агрессии. Это также место уничтожения памяти о преступлениях, потому что трагедия Бабьего Яра замалчивалась. И, конечно, это история о сопротивлении тоталитарной идеологии. Поэтому Бабий Яр – это транснациональная проблема, и работа над этим проектом – серьезный интеллектуальный вызов для команды.

Также в этом году мы сформировали общественный совет. Это, так скажем, социальная "нога". Любой желающий, любое физлицо, юрлицо может стать участником общественного совета и получать полную и подробную информацию о ходе проекта, отчеты о проделанной работе. Ежеквартально члены общественного совета приглашаются на встречи наблюдательного совета. Это круг друзей, неравнодушных к нашей миссии, кто хочет как может содействовать его реализации.

Мы заложили в проект такие механизмы, как общественная поддержка, абсолютно прозрачное финансирование, чтобы общество имело возможность следить за тем, что мы делаем, и чувствовать свою принадлежность к ходу реализации проекта.

музей Холокоста в Лос-Анджелесе
Музей истории польский евреев в Варшаве

Каким Вы себе представляете будущий Мемориальный комплекс?

Мемориальный центр Холокоста – это до 10 выставочных галерей. Это основная экспозиция, которая представляет собой макровзгляд на то, что произошло. Это не только трагедия Бабьего Яра. Там будет информация о том, что такое Холокост, что такое геноцид. Это очень многослойное повествование о Второй мировой войне в Украине, это история о других "ярах" в Украине, которых больше 2 тысяч!

Также центр будет включать в себя исследовательский институт, образовательный центр, помещения для воркшопов, медиатеку. Там будет современное оборудование, интерактивные инсталляции. Мы знаем, что жизненный цикл выставки в среднем составляет от 5 до 7 лет. И современные выставки требуют постоянного обновления, поэтому я вижу центр не просто как капсулу знаний о том, что было когда-то. Это должна быть динамично развивающаяся площадка, которая служит платформой для диалога, конференций, форумов, для обсуждения прав человека, вопросов толерантности. Я вижу центр таким хабом, в котором обсуждают самое главное – ценность человеческой жизни.

Сама выставка будет о событиях Второй мировой войны, но образовательный центр, исследовательский институт будут охватывать массу других тем, которые важны для каждого человека. И тогда это место будет посещаемо людьми со всего мира.

Поэтому я вижу такое грандиозное сооружение 21 века, которое можно охарактеризовать английским термином "community building". Это должен быть социально полезный институт, понятный и актуальный.

музей Холокоста в Лос-Анджелесе
Музей истории польский евреев в Варшаве

Где будет построен комплекс? Ведь по иудейскому закону ничего нельзя строить на территории кладбищ.

Действительно, в этом вопросе есть два момента. Первый – это где расстреливали людей. И это место не там, где мы будем строить. Второй момент – действительно, возле Бабьего Яра существовало еврейское кладбище, которое закрыли, потом уничтожили, и сегодня на его месте построили телецентр, мойку, спортивный комплекс и много других сооружений.

Мы сделали исследование, которое уже будет анонсировано в этом месяце. Мы привлекли профильную организацию из Израиля, которая определяет границы кладбищ. Конечно, мы не хотим идти в разрез с иудейской традицией. Мы знаем, где проходят границы кладбища, и мы от них отступим необходимые 5 метров, согласно еврейскому закону. Понимая, что это очень деликатная территория, мы выбрали локацию, где можно соорудить мемориал – не на кладбище, не на местах массовых расстрелов. Административное здание мы и вовсе вынесем за пределы территории Бабьего Яра. Наша основная задача – построить мемориал. Все остальные "facilities" могут быть и через дорогу, через квартал, это тоже мировая практика.

Расскажите о бюджете проекта. Первоначально звучала цифра 100 млн. долларов, она как-то изменилась за это время?

Заявленная цифра – это не что-то зафиксированное. Это просто пример. В такую сумму обошелся Варшавский музей "Polin". 100 млн. долларов стоил Музей Холокоста в Лос-Анджелесе. Это для нас интересные прототипы, и поэтому возникла такая цифра. Но мы еще не провели архитектурный конкурс, мы не знаем, сколько будет стоить здание. И мы понимаем, что для того, чтобы создать продукт такого качества, это, конечно же, десятки миллионов.

Расскажите о меценатах проекта. Кто эти люди, какова их мотивация? И интересно понять, участвует ли государство в реализации проекта?

На сегодня проект финансируется четырьмя донорами. Это четыре частных лица: Виктор Пинчук, Михаил Фридман, Павел Фукс и Герман Хан. Это люди, которые родились в Украине. Они еврейского происхождения, и сейчас некоторые из них проживают в Украине, а некоторые – в Израиле, Великобритании и других странах. У Германа Хана погибли родственники в Бабьем Яру, поэтому для него это очень чувствительная тема и личная мотивация.

Мэрия нам оказывает полную административную поддержку. Все вопросы, которые касаются земли, доступа к админресурсам, любой вопрос по нашему запросу решается в самые оперативные сроки.

Также мы планируем подписать меморандум о сотрудничестве с Министерством культуры и с Министерством образования до конца 2017 года. Это пример государственно-частного партнерства, которое живет и широко используется во всем мире. Мы не отказываемся от финансирования государства, но пока что средства от них не поступили. Но мы по этому поводу не страдаем и все равно мирно сосуществуем. Я уверена, что когда мы разработаем сам продукт, ситуация может измениться. У нас сейчас такая стадия проекта, когда мы еще не объявили архитектурный конкурс. Мы сейчас закладываем сложные и глубинные механизмы, фундамент, на котором будет стоять фонд, будущий центр и вся деятельность.

Все же, кому будет посвящен Мемориальный комплекс "Бабий Яр"? Ведь в этом месте погибли множество людей, которых убивали и по политическому, и по национальному признаку. 

Как можно рассказать о трагедии убитых евреев в Бабьем Яру и при этом не рассказать о других жертвах? Это невозможно. Конечно же, будет рассказана история всех жертв. Но если 29 и 30 сентября были убиты 33 тысячи евреев, то, конечно же, это будет отражено в выставке. Почему президент возлагает цветы в эти памятные дни именно Меноре? Это мировой символ Холокоста. Но сегодня этот термин, Холокост, носит более инклюзивное значение. Это все группы жертв, которые не попадали под идеологию Третьего рейха. Это и душевнобольные люди, и цыгане, и дегенеративные художники, и гомосексуалы, и многие другие люди. Более того, я считаю, что Бабий Яр – это огромная территория, площадь заповедника – 30 га, и там вполне могут существовать разные проекты. Возможно, что через какое-то время там появится центр памяти ромских жертв, а может быть там появится центр памяти военнопленных, подпольщиков. Это все комплементарные проекты, а не конкурирующие. И я уверена, что через диалог мы сможем найти оптимальную форму подачи материала. А если какая-то история покажется недостаточно раскрытой, то заповедник позволяет появиться там дополнению. Это будет диалог памяти, здоровый и адекватный процесс. А в будущем это место может стать эпицентром памяти.

На фото: Яна Баринова

 

Как сообщала USIonline.com, в Одессу приехал "Мицвомобиль".

Читайте нас в Telegram.

1 Комментарий
  1. Лёва говорит

    Более лицемерной власти, чем нынешняя украинская представить невозможно - одной рукой мемориал Холокосту открывают, другой памятник Петлюре, который не очень далеко от фашистов ушел в "еврейском вопросе"

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.