О конкурсе, командной работе, политических связях и плане минимум: интервью с победителем конкурса на должность вице-губернатора Одесской облгосадминистрации Сергеем Колебошиным.

В первый день весны 2017 года Сергей Колебошин выиграл конкурс на должность заместителя главы Одесской ОГА в социально-гуманитарной сфере. В настоящее время он работает директором Овидиопольской гимназии, а до того, как возглавить школу, работал учителем физики. Корреспондент Украинской Службы Информации побеседовал с без пяти минут вице-губернатором Одесской области и узнал первые впечатления о конкурсе, планы на ближайшее будущее и позицию по некоторым острым проблемам.

Расскажите о конкурсе. Как он проходил, что Вам запомнилось?

Сам конкурс состоял из трех частей. В первой части, тестировании, проверяли знание нормативно-правовых актов – Конституции Украины, антикоррупционного законодательства и законодательства, связанного с государственным управлением. Этот этап мне не показался сложным, потому что 400 вопросов, из которых формируются тесты, известны, и можно к ним подготовиться заранее. Более того, в каких-то случаях здравый смысл и логика подсказывают правильный ответ.

Основные претензии общественности были как раз ко второму и третьему этапу конкурса – к решению ситуационных задач и собеседованию.

Это как в фигурном катании, где тоже никто и никогда не будет доволен оценками. Всегда будет кто-то более довольный и кто-то менее довольный. Ко второму этапу были допущены 7 человек. Мы решали две ситуационные задачи. Они уже глубже касались сферы компетенции претендента, но не требовали досконального или буквального знания закона по пунктам. Одно задание касалось социальной сферы (субсидий), а второе – сферы образования (нужно было решить проблему реорганизации малокомплектной школы). Оценивалось умение решить проблему и спланировать дальнейшие действия, чтобы эта проблема не повторялась. Многие последним моментом пренебрегали, хотя, по моему мнению, добиться, чтобы проблема впредь не возникала, не менее важно, чем решить ее сейчас.

на фото: Сергей Колебошин и Анна Коваленко

По Вашему мнению, этот  механизм  приема на работу чиновников через конкурсы он эффективен? Или лучше вернуться к старым назначениям?

Это полемический вопрос, потому что сама идея конкурса – хороша. Так или иначе, до какого-то этапа конкурс должен быть, чтобы любой человек понимал - у него есть возможность принять в нем участие. К примеру, я не аппаратчик, не представитель крупного капитала, то есть любой человек имеет шанс. Но тут мы сталкиваемся с другой стороной медали, с другим полюсом. Вертикаль конкурсов разработана от начала и до упора. Сейчас и заместители главы администрации проходят на работу по конкурсу, и руководители подразделений, департаментов тоже должны проходить по конкурсу. Мне кажется, что где-то чуть раньше нужно останавливаться. Кроме того, какую бы конкурсную комиссию не собрали, к ней будут претензии, подозрения. В любом случае, этот закон должен как-то эволюционировать.

Вам мешала или наоборот, помогала активная позиция общественности, которые столь внимательно отнеслись к конкурсу?

Иногда спортсменов спрашивают, волнуются ли они перед боем, игрой, матчем, забегом. Все говорят, что волнуются очень сильно, накануне могут не спать, но как только прозвучит стартовый свисток – все,  я внутри,  уже ничего не замечаю. Позволю себе подобную аналогию привести в качестве примера. Начиная с пятницы, когда мы тесты писали, я оказался внутри экзамена. И я все видел – журналистов, ребят с камерами, активность в социальных сетях. Но пока конкурс не прошел до конца, может быть прозвучит коряво, оно мне и не мешало, и не помогало.  Журналисты вели себя достаточно корректно.

Вы уже общались с Максимом Степановым?

Нет.

Возможно, есть некий бэкграунд ваших отношений?

Работая в школе, однажды, когда Максим Владимирович был первым заместителем председателя Одесской ОГА (это было в 2009 или 2010 году, я не помню), он приезжал к нам на 1 сентября. Вот и все.

Вы от Максима Степанова, как от руководителя, ожидаете скорее предоставления свободы в работе или готовы работать в режиме жесткой вертикали?

Это исполнительная власть и она вертикально ориентированна. Я себя позиционирую как командного игрока. В моем случае, учитывая, что большого опыта работы в госслужбе у меня нет, я ожидаю доверия с жестким контролем.

Я так понимаю, что эту же модель управления Вы хотите перенести и на своих подчиненных?

Обязательно будет жесткий контроль, потому что элемент доверия – это все хорошо, но у меня нет времени на раскачку. Область не будет сидеть и ждать, пока Сергей Колебошин будет полгода вникать в курс дела.

Мы, журналисты, привыкли искать устойчивые политические связи. Может быть, грубо прозвучит, но, тем не менее, вы чей-то человек или сам по себе?

В интернете уже прозвучало, что я – человек Чегодарь Натальи Анатольевны. Но хочется внести ясность. Безусловно, этот человек сыграл большую роль в моей жизни. Как минимум, я работаю в Овидиопольской гимназии, а она – из Овидиопольского района и долгое время возглавляла его. В 2009 году она, построив новое современное здание школы, пригасила меня возглавить учебное заведение. Я тогда был учителем в Ришельевском лицее. Как по мне, это был довольно рисковый шаг с ее стороны. Мы не были знакомы, меня порекомендовали в департаменте образования, который тогда возглавлял Демченко Дмитрий Михайлович. Он знал меня, потому что Ришельевский лицей областного подчинения, и там постоянно проходили олимпиады, турниры. Он видел, что я достаточно активный учитель, и порекомендовал меня.

А в политическом смысле?

На данный момент я депутат Овидиопольского районного совета от фракции Аграрной партии, которую возглавляет Наталья Анатольевна. В этом контексте, если препарировать всю мою жизнь, я так или иначе сталкивался с разными людьми. Все-таки я из Одессы, с большим количеством людей у меня приязненные отношения, в том числе - среди власть имущих. Но решение идти на конкурс было абсолютно самостоятельным. Более того, когда Чегодарь узнала, что я иду на конкурс, она не то, чтобы отговаривала меня, но сокрушалась по поводу школы и моего ухода с поста директора. Через какое-то время она оттаяла и сказала, что надо двигаться и если получится – ну и молодец.  Я хотел бы, чтобы через какое-то время люди могли сказать: «Это человек Одесской области, Одессы». Это совершенно точно  могу сказать. Я - человек Украины. После рождения у каждого человека ощущение родины растет. Сначала – это его кроватка, комнатка, квартира, потом – двор, улица, в какой-то момент – уже Одесса, Украина.

Вы патриот Украины?

Да, однозначно. В интернете начали муссировать еще одну информацию. Дело в том, что в бытность директора школы мы с коллегами занялись дистанционным образованием. И с 2012 года до 2014 года, до не объявленной войны, сотрудничали с частным образовательным российским проектом. Мы записывали уроки, и я, в частности, записал уроки по физике. Записывали уроки здесь и ездили туда на запись. Но когда в 2014 году произошло то, что произошло, мы прекратили любое сотрудничество. По абсолютно понятным причинам. И эта страничка истории моей жизни есть, чтобы не было какой-то недосказанности. Тем более, это дало хороший стартовый пинок для того, чтобы мы здесь уже развивали дистанционное обучение. Мы сейчас развиваем ресурс «Освіта Онлайн». Это дистанционная он-лайн подготовка учеников к сдаче ВНО - полноценные уроки, где есть и вебинары, и он-лайн тренажеры (формат массовых открытых он-лайн курсов). Сейчас суммарно уже около 40 тысяч детей прошли через наши курсы.

На какие сферы Вы будете влиять в должности заместителя председателя Одесской ОГА?

Есть ряд департаментов, которые я буду контролировать, курировать и организовывать их работу. Это – департамент охраны здоровья, департамент образования и все, что связано с образованием, «социальный» департамент, службу по делам детей и управление семьи, молодежи и спорта.

Как себе представляете справляться с таким количеством разных проблем?

Никак, если не будет хорошей, сильной команды, сильных начальников департаментов, и среднего звена. Любой самый инициативный и продвинутый руководитель будет просто барахтать ножками, если в департаментах будет хаос. Поэтому у меня очень большая надежда на то, что по конкурсу придут сильные специалисты. Не секрет, что во многих департаментах у нас сейчас раздрай. В повестке дня кадровые вопросы, чтобы коллектив работал в едином русле, а не какие-то внутренние дрязги и склоки его грызли. После того, как пройдет эта череда конкурсов, нужно садиться и по каждому департаменту налаживать работу: с одними - так, с другими - иначе.

Должность «гуманитарного» заместителя в Одессккой ОГА ранее занимала Соломия Бобровская. Вы планируете с ней общаться, может быть, хотите посоветоваться по работе?

Я готов общаться со всеми. Любой опыт полезен. Сейчас многие предложили свою помощь и мне важно услышать их мнения - активистов,  общественников, чиновников (бывших и действующих). В том же "Фейсбуке" многие поздравляли, и я понимаю, что кредит доверия колоссальный - это обязывает и смущает. Но иногда люди не очень четко понимают, что входит в полномочия, и видят вместо чиновника чудотворца. Если утрированно, поменять закон об образовании мы не можем. Ясно, что первое время будет очень много и неприятностей, и колкостей сказано, и грязи, и т.д.

Потому что социальной сферой часто спекулируют?

Да. В мою сферу, кстати, входит и языковой вопрос, развитие государственного языка.

Какая у Вас позиция по языковой проблеме?

Я за вариант единственного государственного языка – украинского. Понятно, что я родился в Одессе, где преимущественного разговаривают на русском языке, но для меня не существует никакого второго мнения – «єдина державна мова». Просто нужно это реализовать. Но у нас часто это делается топорно, навязчиво и в итоге вызывает некое отторжение. Можно это делать и красиво, и современно, и на языке понятном для каждой целевой аудитории. Для молодежи – одним способом, для людей, которые взращены Советским союзом – другим.

Вы поставили себе задачу минимум на первое время?

Сейчас моя задача минимум – это максимально глубоко вникнуть в курс дела, погрузиться в проблематику, в том числе и в нормативно-правовую базу.  Чтобы когда/если состоится мое назначение, я мог с первого же дня работать, а не знакомиться, узнавать, брать время на раскачку.

Сейчас в здравоохранении идет почти война. Это одна из сфер, за которую Вы будете отвечать в области. Вы поддерживаете и.о. министра МОЗ Ульяну Супрун?

Я знаком с проблемой. Я эту проблему наблюдал со стороны, но я в нее не погружен настолько, чтобы сейчас сказать четко. Это будет опрометчиво, некорректно и неправильно. Я за то, чтобы реформировать и улучшать систему медицины. Но я пока лишь по верхам знаю те базовые принципы, которые она предлагает в реформе. Я знаком с тем, что есть огромное сопротивление у врачей на местах, у лидеров врачебных мнений. Читал это интервью Тодурова знаменитое (украинский врач-кардиолог – ред.). Но я не готов сейчас формировать однозначную позицию. В том числе и это сейчас моя задача.

Что с реформой  образования в Одесской области?

Есть вещи, которые мы можем делать в области и будем делать. Это – улучшение результатов ВНО наших детей, потому что наша область каждый год по всем предметам 21-ая, 22-ая, 23-я среди 25 регионов Украины. Это значит, что у детей из Одесской области меньше шансов поступить в ВУЗы и, говоря пафосно, меньше шансов на успешное будущее. Для решения этой проблемы и массовые открытые он-лайн курсы нам в помощь. Есть и другие механизмы – министерские программы, создание опорных школ. Но подходить нужно по уму, не брать огульно и везде одинаковую кальку накладывать.

на фото: Сергей Колебошин

Поясните, что такое опорная школа?

Есть много маленьких, малокомплектных школ в области. Цена обучения ребенка в них (для бюджета) намного выше, чем в большой городской школе. Есть районы области, где обучение ребенка стоит в 10-12 раз больше. Стоит вопрос оптимизации таких школ. Предлагается делать опорную школу – самую сильную, современно оснащенную, а детей возить на обучение автобусами. Это очень грубая схема. Начинаются вопросы с дорогами, нежеланием общин. Ведь для многих сел школа является формирующим элементом, который удерживает молодежь. Это тоже надо делать по уму. Но есть вещи, от которых мы никак не откажемся.

Как министерские новые учебные программы?

Да, и по поводу этих новых программ есть полярные мнения. Вплоть до того, что в старших классах хотят объединить в один предметы естественнонаучного цикла – физику, биологию, химию, географию. Грубо говоря, если в итоге так будет, то нужно будет думать, как это все реализовать и для учителей, и для детей. Сейчас мы живем в межвременье закона об образовании. Он принят в первом чтении. И не очень ясны те стартовые позиции, от которых можно отталкиваться в фундаментальной реформе. Но точечные вещи улучшать нужно и можно. Из того, что уже хорошо в нашей области делается – это открытие альтернативных образовательных центров, самоорганизующихся учебных пространств. В области их уже больше десяти. Еще оно направление, в котором мы можем независимо от ожидания из  Киева действовать – это переподготовка учителей. Сейчас у нас очень архаичная, заформализованная и консервативная система. Это дело надо децентрализовать однозначно.

Эту должность Вы рассматриваете как некий старт на будущее?

Я очень хочу хорошо и качественно работать, чтобы моя работа была ощутимой для области. Но я не рассматриваю эту должность, как трамплин куда-то. Я ее рассматриваю, как самодостаточное дело жизни. Мало кому такой шанс в жизни достается.

Начинаете политическую карьеру?

Нет, я даже близко к этому не стремлюсь. Я вполне буду удовлетворен, если все будет хорошо здесь получаться. И сколько бы я тут не проработал, чтобы люди вспомнили – да, был хороший заместитель председателя, при котором какие-то хорошие вещи произошли. А что будет дальше – будет дальше.

 

Как сообщала USIonline.com, директор овидиопольской гимназии выиграл конкурс на пост гуманитарного вице-губернатора.

Комментарии