орлы

Прежде, чем приступить к ее сути, давайте я расскажу предысторию. Вы когда-нибудь видели, как с помощью правоохранительных структур разрушают жизни обычных людей? Задумывались над тем, что будет, если один из видов животных, занесенных в Красную книгу, исчезнет раз и навсегда? Чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, нам придется познакомиться с некоторыми людьми.

Первого зовут Ринат. Ему уже за 40 и у него на содержании маленькая дочка. Согласитесь, никогда у вас не возникало желание жить в нужде и видеть своего ребенка голодным и ободранным. Вы стараетесь, как можете, чтобы обеспечить семью всем необходимым, веря, что семья – это святое.

Также и Ринат старается обеспечить себя и жить богато, позволяя своей девочке иметь все, что ей нужно. У Рината нет жены и воспитанием ребенка он занимается сам. У него собственный маленький бизнес, связанный с предоставлением услуг. Эти же услуги предоставляют еще несколько человек – Витя, Фома и Инна. Витины «инструменты» оформлены на Инну. А Фома работал отдельно. Все они были конкурентами между собой и не сотрудничали. До одного момента. В их «частном предприятии» работают еще, примерно, 7 человек. С некоторыми из них мы познакомимся ниже.

Молодой парень Семен работает в этой сфере уже несколько лет и доволен своим заработком. Семен - сирота. Ему еще нет 20, но он уже старается зарабатывать больше, чем его однолетки.

Второй парень Юлиан довольно своеобразная личность. Работает он с хищными краснокнижными птицами, скорее, из-за удобства и специфики деятельности. Юлиан – уличный парень, ему тесно внутри помещений или, по крайней мере, ему так кажется.

Стас на работе позволяет себе выпить лишнее и, возможно, поэтому у него всегда подвешен язык, способный уговорить вас на все. При этом, Стас сдержан и выражается культурно, одурманивая клиентов красивыми речами и пробивая их на эмоции.

А теперь поговорим об обратной стороне медали. Ринат, Виталик, Инна и Фома купили себе около 7 орлов и обезьяну, которых использовали для фотографирования с туристами. Все эти парни ходили с ними в жару, холод, даже в дождь и предлагали прохожим сфотографироваться с экзотической живностью всего за 50 гривен. Желающих хватало, чтобы бизнес пошел как надо. 10 фотографий – и уже 500 гривен. А если зарабатывать так хотя бы 20 дней в месяц, то можно заработать около 10 тысяч гривен. И это минимум, потому что 10 фотографий сделает за день один фотограф. Таких, как я уже говорила, около семи. Ринат сделал ветпаспорта на животных и достал липовую бумагу о покупке птиц.

Стоит отметить, что это были орланы былохвостые и орлы-могильники, занесенные в Красную книгу Украины. Поэтому не секрет, что документов на коммерческую деятельность у него никак не могло быть.

Птиц, привыкших летать на огромной высоте в горной местности, держали в путанках на многолюдной улице. На вид с ними все было хорошо: перья на месте, сами упитанные, только вот хвост истрепан. Но это только на вид, потому что на самом деле птицы были истощены и находились в постоянном стрессовом состоянии.

Они часто пытались слезть с локтя своего «фотографа», но он ставил птицу обратно. Смотреть на такой вид заработка, где эксплуатировали подневольного животное, чей вид находился на грани вымирания, было больно.

Тогда я начала искать «молодых, здоровых, трезвых», которые помогли бы мне спасти птиц от жесткого использования ради набивания своего кармана. Но все испугались: мол, если стоят, значит, крыша есть. А крыша, конечно же, не русская и вооруженная. Казалось, все кончено. Ходить за фотографами и рассказывать, какие они не хорошие вообще не выход. Я расстроилась, но не переставала искать людей.

И вот, как-то раз в июле, в мой единственный выходной, когда я решила выспаться, меня разбудил телефонный звонок одних активистов…
«Юлия, собирайтесь, мы тут ведем фотографов с орлами к Приморскому райотделу милиции. За вами заехать, чтоб вы успели нас сфотографировать?», - спросили они меня, как журналиста.

Конечно же, я мигом собралась и запрыгнула к ним в машину, несмотря на то, что с этими активистами в последнее время была на длинных острых ножах. Ссорились мы часто и очень жестко. Но в тот день без слов объявили временное перемирие.

Приехав на место и выяснив, что активистов за фотографами отправили милиционеры, я сразу все поняла. Сейчас правоохранители попугают хозяев, встряхнут, дадут пару моральных пощечин, припугнут и отпустят вместе с орлами. Но как можно было упускать такой шанс? Я не стала дожидаться ожидаемого и начала собирать знакомых.

«Саня-Саня, тут орлы, менты, короче, быстро к РОВД или мы упустим птичек!», - кричала я в трубку, звоня то одним «Саням», то другим.
В итоге, удалось собрать еще человек 10, которые точно не слушали бы то, что сказали милиционеры. Я пыталась объяснить очевидное лидеру активистов, но он прерывал меня, уверяя, что сейчас приедут экологические инспекторы, работники зоопарка и все будет хорошо, орлов заберут. Спустя час так никто и не приехал. И тут, следователь наконец-то признался: да, все расходятся по домам. Птички тоже. Вот в этот-то момент лицо лидера наконец-то озарилось просветлением и он понял - их только что просто использовали. Тогда мы объединили свои усилия. Кто-то, чтобы не упасть лицом в грязь перед общественностью, а кто-то, чтобы спасти орлов.

Мы предложили милиции отвезти трех орлов и одного павлина в зоопарк на передержку, до решения суда. Милиционеры помялись, немного воспротивились, сказали, что не имеют права, что машины нет, а потом все же согласились на это. Мы напомнили им законы и пригрозили, что устроим пикет в знак протеста. А на тот момент нас уже было около 60 человек под отделением.

Мы с активистами самостоятельно договаривалась с зоопарком о передержке, ребята следили, чтобы фотографы не смылись, а общественники с колесами перевозили птиц на своей машине. В общем, людьми были созданы все условия для того, чтобы правоохранительные органы работали и они таки отработали свое. Нужно отдать им за это должное, наверно.

Когда мы приехали в зоопарк, работники узнали владельцев птиц... Сказали, не в первый раз эти птицы к ним приходят, содержатся, а потом опять возвращаются. Ну да. Теоретически, и в этот раз все пошло бы по кругу. Только вот в каком-то месте он все-таки оборвался. Ни что же вечно, друзья.
На самом деле, эта женщина-хозяйка была там впервые. Но суды все равно выигрывались. Как вы думаете почему? А потому, что милиция составляет протокол по незаконной коммерческой деятельности и молчит в тряпочку о том, что эти птицы, мать вашу, краснокнижные. Молчит, как будто умрет, если скажет.

Нам удалось избежать подобной участи: суд оставил этих хищных птиц в зоопарке. Но через какое-то время «птичники» снова вышли на улицу уже с новыми птичками. После летних событий, все они объявили перемирие и стали сотрудничать. Какое-то время фотографы прятались от меня, избегали, а потом почувствовали себя в безопасности и раскрылись в полной красе. Каждую неделю я мешала им работать, вызывая на них патрульных, но все было бесстолку. Сначала патрульные не замечали ошибки в документах, потом говорили, что это не по их части, а когда научились различать черное от белого, фотографы также научились от них убегать.

Однако однажды, в декабре, им все-таки не удалось сбежать Сейчас кому-то из них грозит штраф в размере 17 тысяч гривен, кому-то судебные разбирательства, а вот Ринат может оказаться за решеткой на долгие годы. И все это потому, что в какой-то момент кое кто решил добраться до самого вверха, найти конец этой нити в руках контрабандистов и чиновников-коррупционеров. До них пока не дотянулись руки справедливости. Но мне уже тяжело на сердце от того, что 18-летнего парня-сироту суд обязал заплатить 17 тысяч гривен, хотя он здесь обычная пешка. И еще больше рвет на части, когда задумываешься, что будет с дочкой Рината. Разве она заслужила на детство без семьи? Никто этого не заслужил.

Подробней о том, как все так получилось, я расскажу вам в следующий раз. Как люди готовы забыть о дружбе и сотрудничестве, что делают с орлами в зоопарке и как с помощью милиции можно ломать людей? Об этом чуть позже.

4gJkAyBmjBI_20151221_190521 (1)

 

 

 

Юлия Химерик - журналист, зоозащитница

Комментарии