27mhsk0dx1wbgunfВ какую сторону ни посмотри, — что на трибуну Верховной Рады, что в подвал к ставшими не удел политикам, лейтмотив их речей один — объединение страны. А что может объединить ее? Ответ ужасает, и все равно для начала — это общее горе. Это погибшие за свои идеалы с двух сторон. И революционеры-романтики, и люди облапошенные, поддавшиеся провокациям, и никогда не вернувшиеся домой после получения повестки, и павшие от случайного осколка на Донбассе, и расстрелянные на киевском «майдане», и заживо сожженные в одесском Доме профсоюзов…

А первый шаг к объединению — это хотя бы понимание чужого горя. Это когда по ту сторону баррикады видишь поседевших матерей и осиротевших детей, а не «укропов» и «ватников». Страшно, но это лишь теория.

Как одесситка, позволю себе сравнить (несравнимые вещи) отношение к погибшим тут и в столице. Если говорить о «небесной сотне», прощание с которой (в отличие от одесских куликовцев) демонстрировали все телеканалы, и похороны под «Плывэ кача» видела вся страна. Так вот нормальный человек, пусть он и тысячу раз не разделяет взглядов любителей катапульт и кастрюлек, приведших страну в экономическую бездну, но разве позволит глумиться над мертвыми? Ну прошерстите для интереса Интернет — ни одного подобного факта вы не найдете. Чтобы кто-то танцевал на костях «майдана» – уж точно. Глумился над портретами в черных лентах, топтал цветы. И в противовес сразу вспоминаются горящие кресты на могилах куликовцев (в условиях информационной блокады не все об этом даже знают)…

Да, одесситы завели традицию — каждую неделю в один из выходных они собираются на Куликовом поле — это и родные погибших,  и их друзья, и чудом выжившие. Приходят священнослужители. Волонтеры собирают деньги на помощь семьям погибших, в круглые даты запускают в небо 48 черных шаров, символизирующих души навсегда ушедших из этого мира. Это люди, которых представители «евромайдана» презрительно называют «ватой», а сами не без гордости величают себя «укропами». Так вот «укропы» тоже завели традицию — в такие моменты они тоже приходят на Куликово поле и… Хотелось написать «поют гимн», — но это не совсем пение, ведь они выкрикивают его нарочито по-жлобски, как сделали бы это киношные промокашки и гангрены. Еще они матерят матерей и вдов, используя выражения, которые по этическим причинам я не приведу, даже заменив некоторые буквы на многоточия… Как-то раз они расстреляли черные шары на глазах у правоохранителей. У журналистов или просто свидетелей, пытающихся запечатлеть происходящее, техника попросту отбирается. И так каждые выходные. Так же перекрикиваются и молитвы священнослужителей, а импровизированный мемориал постоянно разрушается. Цветы, которые на самом деле одесситы несут сюда круглосуточно, игрушки, которые оставляют здесь дети, портреты, лампады и иконы — все это попросту вытаптывается. На заборе, которым обнесен Дом профсоюзов постоянно появляются надписи вроде «Украина понад усе». Однако демонстрация государственных символов, сопровождающяся откровенными фарсом и грязной бранью, — что это как не глумление? За что у нас в стране и уголовная ответственность предусмотрена. Эх, тут бы адвоката хорошего…

Особенно в этом плане хочется отметить 2 ноября, когда Одесса отмечала полтора года со дня трагедии 2 мая. И именно на 2 ноября, и именно на Куликовом поле представители местного «автомайдан» назначил проведение под Домом профсоюзов «конкурса патриотической песни». Ох уж и «на ура!» прошел этот конкурс — уже на подходах к  полю были слышны вопли ведущего: «Ну, кто еще хочет принять участие в конкурсе? Ну, неужели никто?». Ведь не пришел действительно никто — ни с песней, ни с кобзой. Опять-таки, потому что нормальный человек в первую очередь задаст себе вопрос: а разве может настоящий патриот петь там, где плачут?.. Нет, это не любовь к своей стране, а, как минимум, ее дискредитация.

А выглядело это так. Малочисленная группа людей с лицами, закрытыми балаклавами, установила свой «музмобиль» и импровизированную сцену из двух покрышек, колонку и усилитель, и крутила «лэнта за лэнтою» и «плывэ кача». А так как аншлага не случилось, отыгралась на баннере с портретами заживо сожженных одесситов — это были детские фотографии погибших с надписью «Они родились, чтобы жить». Псевдопатриоты» сорвали его и сожгли — еще раз сожгли уже мертвых людей. А накануне акции «Свеча памяти» в очередной раз разрушили мемориальное, вечно утопающее в цветах и иконах, место возле Дома профсоюзов.

А нормалальные люди 2 ноября на Куликово потянулись люди с цветами. Некоторые шли с вокзала, прямо с поездов. Из записок, которые здесь оставляли, было ясно, что цветы и слова поддержки передавали и из других государств, и из Киева.

А одесситы в этот день еще долго стояли на Куликовом поле со свечами в руках. И не больно было, когда по пальцам тек раскаленный воск. Больнее все равно уже не будет. Но Одесса, насильно умытая мертвой водой полтора года назад, 2 ноября вдруг умылась водой живою. Она запустила в небо алые фонари — в память о сгоревших. И мы смотрели на них и вспоминали, как год назад, в этот же день 2 ноября над Домом профсоюзов пролетала журавлиная стая.

И эти люди никогда не покусятся на память таких же погибших, но в столице. Просто потому, что нужно слушать свое сердце. Если оно, конечно, есть.

А в довершении я хотела сказать, что вот такие памятные даты и есть тест на человечность. Но тут вдруг прочитала в новостях, что «евромайдановцы потребовали от властей Одессы запретить памятные собрания на Куликовом поле»… Интересно, потребует ли кто-то аналогичного запрета, когда речь зайдет о «небесной сотне»? Впрочем, мы узнаем ответ и на этот вопрос.

 

Комментарии