Татьяна Геращенко
Татьяна Геращенко, журналист

Извечное — «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Не погрешу, сказав, что ныне непрофессионалы, лезущие не в свое дело, а порою и плохо владеющие своим, более всего сосредоточены в политике. Мы можем много говорить о выскочках-аферистах, оплачивающих миллионные избирательные кампании. Принцип шоубиза. Да, но выбираем-то их все равно мы. Из людей мыслящих, превращаясь в электорат или, как заметила когда-то одна газовая принцесса, в биомассу.

 

Итак, о биомассе. В связи с чем несколько историй из жизни.

 

Вспоминаю, как я оформляла своего ребенка в школу. А у нас два класса — с украинским и русским языками обучения. И вот меня поразило, что почти никто из родителей не мог объяснить мотивов своего выбора — почему русский или почему украинский? Более того, когда в украинском классе некоторые дети не потянули программу, их украиноязычные родители, не задумываясь, перевели их в русский класс. А когда «Свобода» подала иск в суд с требованием отменить преподавание на русском, родителям «русского класса» было все равно — они об этом даже не знали. Им было все равно. Хотя, именно языковой вопрос потянул за собой смертоубийство на Донбассе и дал трещину страны.

 

А недавно, когда в школе проводились торжества по поводу Дня защитника отечества (в прошлом году президент Порошенко подписал Указ, что в Украине эта дата отмечается 14 октября), когда в интернете шли бурные обсуждения, и часть пользователей писала, что все равно будет поздравлять своих мужей 23 февраля, а другая часть приветствовала новый праздник, родителям школьников опять было все равно. Тогда я подслушал диалог неких предков на «среднем» языке: «А що сьогодни за свято? Чому трэба вышиванка?». «Та дэнь якогось казачества». Опять по боку. Опять «веревка своя или за счет профсоюза?». В таком случае чего же мы от наших политиков хотим? Почему глумимся над их тупостью, косноязычием, продажностью, непоследовательностью — там весь набор — «чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» (вот опять извечный Крылов).

 

Еще вспоминаю, как в день выборов местный телеканал весь день крутил опрос на тему «Чего вы хотите от будущего мэра?». Опрошенных было человек сто — не меньше. И вот все как один: «Пенсии хотим» (от мэра, хотя это прерогатива столицы), «дороги хотим». Особенно в плане дорог «порадовала» неместная девушка-студентка, сказавшая, что когда она едет домой в село, близ села дороги действительно плохие. Только при чем тут мэр? А потом «эрудицией» порадовал еще и некий глава центра социсследований, который изложил картину голосования так: «С утра голосовали люди степенного возраста, а к обеду уже пошли образованные — средний класс». А также поделился очередным открытием: «Есть такая украинская народна пословица — так не доставайся же ты никому!» (с придыханием).
Не, народ, демократия, даже не в уродливой своей форме, таким противопоказана. Какая к бесам демократия?! Какие права избирателей? Ведь для того, чтобы подпустить таких к выборам, их для начала обучить нужно — хотя бы тому, что Земля круглая…

 

Или еще из жизни. Был у нас на работе охранник — не поступивший куда-то пацан. Как юные натуралисты мы с любопытством наблюдали за его повадками. Однажды формирующийся самец разгадывал кроссворд — газетный, с большими клетками, в духе «Ара — Аза». Всю смену пыхтел, подходил с разных сторон, переворачивал вверх ногами да и на столе забыл. Мы, конечно, кроссворд — хвать и обнаружили в нем одно разгаданное слово: «орган слуха» — «уха»...
Вообще у него была кличка Горджуйс, потому что однажды он, жутко стесняясь и расшаркиваясь, спросил: «Как правильно писать — горждуйс или горджуйс?». Оказалось напился, проспал смену и хотел начать рапорт — чтобы сногсшибательно — словами «Я горжусь, что работаю в милиции».
Недавно встречаю его. Капитан милиции. Ноет: «У них там, знаете, какие в новой полиции зарплаты?! У-у-у — по тридцать тысяч. А они ж идиоты — только машины бьют. Но я уже договорился — туда перейду». И опыт передаст — не сомневаюсь — тем, у кого клетки просто пусты — без «ух».
Как у того же Крылова: «Он лучше дело все погубит, и рад скорей посмешищем стать света…».

 

И так — ступенька за ступенькой: от охранника до высших эшелонов власти. И это в стране, пережившей не один «майдан».

 

Но я к тому, что, «майданы» возможны… Но пусть хоть один из них будет осознанным.

 

Геращенко

 

Автор: Татьяна Геращенко, журналист

 

 

Комментарии